Ливвиковский (олонецкий) карельский язык

Краткая информация

1. Современные карельские наречия, диалекты и говоры являются наследниками древнекарельского языка. Формирование современных карельских наречий и диалектов — довольно сложный процесс, включающий в себя взаимодействие древнекарельского языка с древневепсским и саамским, влияние русского и финского языков, миграции карелов, продолжавшиеся на протяжении нескольких столетий. Согласно официальным данным переписи населения 2010 г., в Карелии проживало 45570 карелов. Основная часть ливвиковских карелов сосредоточена в Олонецкой Карелии и в восточном и северном Приладожье. Карелы проживают в сельских поселениях Олонецкого, Пряжинского, Питкярантского и Суоярвского районов, а также в городах Петрозаводск, Питкяранта, Суоярви, Сортавала.

2. Общее число владеющих карельским языком в Карелии согласно официальным данным на 2010 г. составляло 16876 человек. Перепись населения 2010 г. не учитывала отдельно владеющих разными наречиями карельского языка в Республике Карелия. Согласно Атласу языков мира, находящихся под угрозой исчезновения (2017), общее количество владеющих ливвиковским наречием (включая карелов России и Финляндии) оценивалось в 25000 человек. На сегодняшний день эта цифра представляется более низкой, поскольку материалы Атласа опирались на данные Всероссийской переписи населения 2002 г., кроме того, подсчет карелов Финляндии, владеющих ливвиковским наречием, носил оценочный характер.

3. На ливвиковском наречии говорят карелы, проживающие на территориях современных Олонецкого, Пряжинского, Питкярантского и Суоярвского районов Республики Карелия, в Лодейнопольском районе Ленинградской области, а также карелы Финляндии. Принято выделять десять групп ливвиковских карельских говоров: ведлозерский, видлицкий, импилахтинский, кондушский, коткозерский, неккульский, рыпушкальский, салминский, сямозерский, тулмозерский, которые в традиционной диалектной классификации карельского языка называются диалектами (см. «Диалектная карта карельского языка»). 

4. Варианты названия языка: livvin kieli, liygi.

5. Основным занятием ливвиковских карелов в прошлом было животноводство, земледелие, рыболовство, охота, различные промыслы.
Исповедуемой религией ливвиковских карел, которую они восприняли еще на своей прародине, является православное христианство. 
 

Диалектная карта карельского языка

Генеалогия

Карельский язык относится к северной группе прибалтийско-финской ветви уральской языковой семьи и наиболее близок к ижорскому, финскому (восточным диалектам) и вепсскому языкам. Внутри языковой ветви родственные языки довольно близки друг другу. В карельском языке различают три основных наречия: собственно карельское, ливвиковское и людиковское. Наиболее близким ливвиковскому и людиковскому наречиям карельского языка является вепсский язык.
Ливвиковские говоры Карелии образуют ливвиковский диалект карельского языка. В традиционной диалектной классификации выделяется 10 ливвиковских диалектов карельского языка: ведлозерский, видлицкий, импилахтинский, кондушский, коткозерский, неккульский, рыпушкальский, салминский, сямозерский, тулмозерский, однако современные лингвогеографические исследования констатируют, что между ними нет достаточного числа отличий для выделения в самостоятельные диалекты (см. «Диалектная карта карельского языка»). 

Распространение

Ливвиковское наречие карельского языка является самым распространенным по числу носителей. На нем говорят карелы, проживающие на территориях современных Олонецкого и Пряжинского районов Республики Карелия. В первой половине ХХ в. ливвиковское наречие было распространено также на востоке современного Питкярантского района и юго-востоке Суоярвского (юго-восточный регион Приграничной Карелии), в связи с чем к ливвиковским диалектам финляндские исследователи относят салминский и импилахтинский (за исключением Руокоярви и Сюскюярви) диалекты Приграничной Карелии, а также юго-восточные суйстамские и суоярвские говоры. 
Сямозерский диалект, согласно волостной границе, делится ими на два: сямозерский и мунозерский. Отдельным островком располагалась кондушская группа карел-ливвиков в Лодейнопольском районе Ленинградской области.
На основе ливвиковских диалектов развивается один из новописьменных вариантов карельского языка.
Поскольку в переписях населения отдельно не учитываются разные группы карелов (ливвики, собственно карелы и людики), данные по численности этнической группы в районах, где проживают карелы-ливвики, приведены в целом по карельскому населению.

Название района

Численность населения

Численность этнической группы

%

Год и источник данных

Олонецкий

23124

11951

51,6

2010, ВПН

Пряжинский

14664

4573

31,1

2010, ВПН

Питкярантский

19895

1316

6,6

2010, ВПН

Суоярвский

18814

1527

8,1

2010, ВПН

Петрозаводск

261987

9889

3,7

2010, ВПН

Сортавальский

32287

745

2,3

2010, ВПН

Прионежский

21502

750

3,4

2010, ВПН

Данные по носителям отдельных диалектов в основном отсутствуют. Известно, что 69% жителей Ведлозера во время Всероссийской переписи населения 2010 г. назвали себя карелами, так же как и 58% жителей города Олонца. Однако эти цифры не отражают число носителей языка.
 

Языковые контакты и многоязычие

В XIX – начале XX в. карельский язык был основным средством общения карелов, т. к. социальные условия не требовали от большинства карельского населения знания русского языка. Особенностью языковых процессов 1920–1930-х гг. явилось распространение карельско-русского двуязычия, чему способствовали миграция карелов в города, рост числа национально-смешанных семей, получение образования на русском языке и т. д. Переход к начальному этапу языковой ассимиляции карелов произошел к концу 1950-х гг. В дальнейшем масштабы распространения русского языка среди карелов приобрели массовый характер. Во второй половине 1990-х гг. было зафиксировано, что смена языка среди карелов-ливвиков прогрессирует наиболее активно среди молодежи. Разрушающие языковую среду явления, как, например, межнациональные браки, образование, миграция на географической и социальной плоскостях, касаются, прежде всего, молодежи. 
К началу 2000-х гг. в Карелии преобладал распределенный доминантный тип двуязычия (с доминированием русского языка). Среди молодежи преобладало пассивное двуязычие, когда дети еще понимали карельскую речь, но общались по-русски. Современные исследования подтверждают тенденцию движения от двуязычия к одноязычию. В настоящее время карелы Республики Карелия, владеющие карельским языком, двуязычны. Согласно данным ВПН-2010 из общего количества карелов — 45570 — русским языком владели 45529. Проведенная в 2015 г. микроперепись населения показала, что из 1156 карелов русским владели 1154, карельским — 520 (менее половины).
Из всего населения Карелии, указавшего владение языками во время ВПН-2010, карельским языком владели чуть более 3%. Это, помимо карелов, 1764 русских, 88 белорусов, 46 украинцев, 163 финна и 33 вепса.
В свою очередь, чуть менее 1/9 карелов указали владение родственным финским языком.
Особенностью современного бытования карельского языка является то, что большинство представителей карельского этноса владеют либо своим родным наречием, либо овладевают в учебных заведениях литературной формой новописьменного языка. Таким образом, отмечается своеобразная односторонняя диглоссия.
 

Функционирование языка

Согласно статье 11 Конституции Республики Карелия государственным языком в Республике Карелия является русский. Республика Карелия вправе устанавливать другие государственные языки на основании прямого волеизъявления населения Республики Карелия, выраженного путем референдума. Конституция устанавливает, что в Республике Карелия народам, проживающим на ее территории, гарантируется право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития.
Карельский язык — язык коренного народа Республики Карелия. Статуса государственного не имеет (на 2020 г.). Ливвиковское наречие — одно из трёх основных наречий карельского языка наряду с людиковским и собственно карельским.
В 2004 г. был принят Закон Республики Карелия (от 19.03.2004 №759-ЗРК) «О государственной поддержке карельского, вепсского и финского языков в Республике Карелия», направленный на сохранение и развитие образа жизни, культуры и языков карелов, вепсов и финнов, на сохранение исторических и национальных традиций и культурного своеобразия Республики Карелия. В Законе определяются основные принципы регулирования общественных отношений в области использования и развития карельского, вепсского и финского языков, их применение в областях культуры, искусства и образования, средствах массовой информации, деятельности органов государственной власти.

Карельский язык относится к языкам с прерванной письменной традицией. Первый этап создания карельской письменности относится к 1930-м гг. и связан с именем известного ученого-лингвиста, профессора Д. В. Бубриха. В 1937 г. решением президиума ЦИК Карельской АССР были предприняты первые шаги по созданию единого для всех карел литературного языка. 
Фонетическая система единого карельского языка, включающая в себя особенности звуковых явлений собственно-карельских и тверских говоров, состояла из 8 гласных букв и 28 согласных. В письменном обозначении карельских звуков Д. В. Бубрих пользовался новым алфавитом, созданным на основе русской графики. Проект нового алфавита карельского языка, опубликованный в газете «Красная Карелия» для обсуждения в 1937 г., состоял из 39 символов: а, ä, б, в, г, д, е, ё, ж, з, и, й, к, л, м, н, о, ö, п, р, с, т, у, ÿ, ф, х, ц, ч, ш, щ, э, ю, ю̈ , я, я̈,ъ, ы, ь, дж. Окончательный вариант алфавита, утвержденный Наркомпросом РСФРС, состоял из 36 букв, 3 буквы (ю̈, я̈, дж) были исключены.
Под руководством профессора Д. В. Бубриха был составлен «Диалектологический атлас карельского языка», который позволил определить особенности всех наречий карельского языка (издан только в 1997 г. в Финляндии). В том же 1937 г. Д. В. Бубрихом на основе русской графики была написана и издана «Грамматика карельского языка (фонетика и морфология)», в которой были сведены и определены для создаваемого письменного языка важнейшие явления фонетики и морфологии. В 1937–1938 гг. осуществился перевод преподавания карельских школ на карельский язык в начальной школе. К 1 января 1938 г. в Карелии работали 230 школ с обучением на карельском языке, большая часть которых находилась в Олонецком, Пряжинском, Калевальском районах. Каргосиздат приступил к выпуску литературы на карельском языке. Учеными-лингвистами за краткий срок были подготовлены учебные пособия на карельском языке.
Однако этот период функционирования языка был очень коротким, что не позволило письменному языку стать родным и узнаваемым. В связи с изменившейся политической ситуацией в Карелии, да и в целом в стране, преподавание местных языков было объявлено национализмом, мешающим полноценному овладению русским языком. Это привело к негласному запрету говорить на карельском языке в школах и дошкольных учреждениях. Письменная традиция карельского языка была прервана почти на полвека, и долгие годы карельский язык оставался в стороне от новых реалий жизни, использовался только в бытовой сфере. 
В конце 1980-х гг. наметились перемены в жизни коренных народов, появилась возможность возрождения письменности на родных языках. В мае 1989 г. по инициативе Института языка, литературы и истории КарНЦ РАН в Петрозаводске была проведена конференция «Карелы: этнос, язык, культура, экономика, проблемы и пути развития в условиях совершенствования межнациональных отношений в СССР». Одним из важнейших вопросов, обсуждаемых на конференции, был вопрос о возрождении карельской письменности и обучении карельскому языку в школах Республики Карелия. Решением конференции было принято создавать письменную традицию на основе латинской графики на двух наречиях — собственно карельском (северном) и ливвиковском (южном), поскольку эти два наречия карельского языка обладают существенными различиями во всех областях. 
Ученые Института языка, литературы и истории встали во главе процесса разработки на основе латинской графики алфавита карельского языка и подготовки учебников карельского языка, словарей, книг для чтения. 
В 1989 г. постановлением Совета министров Карельской АССР был утвержден алфавит карельского языка ливвиковского наречия. Он состоял из 27 символов: Aa Bb Čč Dd Žž Ee Ff Gg Hh Ii Jj Kk Ll Mm Nn Oo Pp Rr Ss Šš Zz Tt Uu Vv Üü Ää Öö. Немного позднее Л. Ф. Маркианова в букваре «Aberi» (1990) добавила в алфавит ливвиковского наречия букву ǯ (нижний элемент которой вносился на письме вручную). Вскоре был утвержден алфавит и собственно карельского наречия: Aa Bb Čč Dd Ee Ff Gg Hh Ii Jj Kk Ll L’l’ Mm Nn N’n’ Oo Pp Rr Ss S’s’ Šš Zz Žž Tt T’t’ Uu Vv Yy Ää Öö. Оба алфавита — авторские: авторами являются Л. Ф. Маркианова (ливвиковское наречие) и П. М. Зайков (собственно карельское наречие).
Одной из проблем при создании карельских букварей стало обозначение палатализации согласных фонем. В сборниках упражнений, учебниках и букварях отсутствовало единообразие относительно данной проблемы. Были возможны два решения проблемы: или включить знак смягчения в алфавит, как это было принято в вепсском языке, или придать всем мягким фонемам статус буквенных обозначений, что увеличило бы алфавит в целом. В 2006 г., при утверждении единого алфавита, знак смягчения был включен в алфавит. 
Чтобы облегчить изучение родных языков школьникам и студентам, позднее было принято решение о создании единого алфавита, который был утвержден Постановлением Правительства Республики Карелия №37-П от 16.03.2007 г., а в 2014 г. в алфавит была добавлена буква Сс для передачи одного из звуков людиковского наречия: A a B b C c Č č D d E e F f G g H h I i J j K k L l M m N n O o P p R r S s Š š Z z Ž ž T t U u V v Y y Ä ä Ö ö ’.
В связи с преподаванием карельского языка в школах появилась необходимость в учебной литературе и словарях. Л. Ф. Маркиановой были подготовлены «Livvin murdehen foneetiekku» («Фонетика ливвиковского диалекта», 1992), «Livvin murdehen morfolougii. Nominat da abusanat» («Морфология ливвиковского диалекта. Имена и служебные слова», 1993), «Livvin murdehen morfolougii. Verbit. Аbuverbit» («Морфология ливвиковского диалекта. Глагол. Наречия», 1995). Они послужили основой изданных позже грамматик «Грамматика карельского языка (фонетика и морфология)» (1999), «Karjalan kielioppi 5–9» («Грамматика карельского языка 5–9», 2002). Наряду с грамматиками ею была подготовлена книга для чтения «Kirjuniekku» (1992), а в 1995 г. Т. П. Бойко подготовила книгу для чтения «Oma sana».
Первый учебный словарь новописьменного карельского языка на ливвиковском наречии «Karjal-ven’alaine sanakniigu» появился в 1996 г. (авторы Маркианова Л. Ф., Бойко Т. П.).
С целью разработки новейшей лексики и терминологии в августе 1999 г. при главе Правительства Республики Карелия в составе Государственного комитета Республики Карелия по национальной политике была создана Республиканская термино-орфографическая Комиссия, в которую вошли учителя, журналисты, ученые, карельская интеллигенция. Всего было создано и издано четыре бюллетеня новейшей лексики и терминологии «Лингвистическая терминология» (2000), «Школьная лексика» (2000), «Общественно-политическая лексика, I–II» (2003–2004), «Лексика флоры и фауны» (2005), которые поставили карельский язык на совершенно новую ступень развития. 
К настоящему времени опубликованы два академических двуязычных словаря карельского языка на ливвиковском наречии: «Большой русско-карельский словарь. Suuri ven’a-karjalaine sanakniigu (livvin murreh)» (Бойко Т. П., Маркианова Л. Ф., 2011) и «Большой карельско-русский словарь. Suuri karjal-ven’alaine sanakniigu» (Бойко Т. П., 2016). К настоящему времени готов к изданию орфографический словарь ливвиковского наречия карельского языка, в который вошло более 23 тыс. слов.
Основы письменности и некоторые начальные правила карельской орфографии (ливвиковское наречие) разрабатывали кандидат филологических наук Маркианова Л. Ф. (КГПУ) и Бойко Т. П. (научный сотрудник ИЯЛИ КарНЦ РАН). Эти правила утверждались членами ливвиковской подгруппы ТОК при Главе Правительства. 

Литературная норма ливвиковского наречия карельского языка на протяжении последних трех десятилетий развивается с опорой на ливвиковские говоры Олонецкого района. 
Выбор этих говоров в качестве основы литературного языка основан как на более высоком процентном соотношении носителей, так и на том, что их фонетическая и морфологическая системы являются наиболее однородными по сравнению с говорами ливвиковского наречия других районов.
Важную роль в развитии литературной нормы ливвиковского наречия карельского языка сыграла газета «Oma mua» («Родная земля») (главный редактор Н. А. Синицкая). На протяжении долгого времени газета публиковала списки новых слов, которые могли вызвать трудность в понимании у читателей, с переводом на русский язык, а также переводы законопроектов на ливвиковское наречие карельского языка, формируя тем самым деловой, официальный язык документов. Пресса, радио и телевидение активно употребляли и употребляют новейшую лексику, чтобы донести ее до читателей и слушателей.  
В настоящее время развиваются все жанры литературы на ливвиковском наречии карельского языка. Значительное развитие получила поэзия. В республике широко известны имена карельских поэтов и прозаиков: В. Е. Брендоева (1931–1990), А. Л. Волкова (1928–2020), З. Т. Дубининой, П. М. Семенова и др.
Сельское население внутри пунктов своего проживания пользуется диалектными формами общения. Диалектные особенности не мешают представителям разных диалектов понимать друг друга. Молодежь, изучающая карельский язык в школе и высших учебных заведениях, чаще использует развивающуюся литературную форму языка, которую можно услышать в Республике Карелия на радио, телевидении, увидеть в газете «Oma mua» («Родная земля», выходит с 1990 г.), ежегодном литературном альманахе «Taival» («Путь», выходит с 2006 г.) и детском журнале «Kipinä» («Искра», выходит с 1986 г.), издаваемых в Карелии. Передачи радио и ТВ выкладываются в сети Интернет и доступны всем интересующимся карельским языком.

Динамика развития языковой ситуации

В соответствии с материалами Атласа языков мира, находящихся под угрозой исчезновения (Atlas of the World's Languages in Danger, 2017), ливвиковское наречие карельского языка отнесено к языкам, определенно находящимся под угрозой исчезновения (definitely endangered).
В Республике Карелия карельский язык является автохтонным языком, количество носителей которого имеет устойчивую тенденцию к постоянному сокращению. Официальные данные переписей населения свидетельствуют об отрицательной динамике численности карельского населения и таких показателей, как владение карельским языком и признание его родным.
Владение языками указали 45557 карелов, из которых 16876 владели карельским языком, что составило 36,8%. Здесь же отметим, что в 1989 и 2002 гг. доля владевших карельским языком составляла 63,5% и 48,1% соответственно. То есть число тех, кто считает себя карелом и тех, кто имеет какую-то компетенцию в карельском языке, резко снизилось всего за восемь лет (с 2002 г. по 2010 г.). С 2002 г. по 2010 г. в целом по России отрицательный прирост владеющих карельским языком составил 51,6%.
В 2010 г. из 45530 карелов, указавших родной язык, назвали родным карельский 12369 человек, что составило около 27%. По данным переписи населения 1989 г., национальность и родной язык совпадали у 51,5% карелов. В программе переписи населения 2002 г. отсутствовал вопрос о родном языке, а длительный период с переписи 1989 г. до 2010 г. наглядно демонстрирует изменения в самоопределении карельским населением своего родного языка — у карелов доля лиц, назвавших родным русский язык, повысилась в 1,5 раза.
В современных условиях меняется наполнение термина «родной язык»: признание языка родным не всегда подразумевает владение им. Этот факт отражает языковую ситуацию, когда выросшие практически в одноязычной среде люди называют родным язык, ранее звучавший в их семье, но не являющийся в настоящее время средством коммуникации. Если это представители более молодого поколения (до 35–40 лет), то, как правило, признаваемый в качестве родного карельский язык они слышат или слышали от родственников старшей возрастной группы. На языке сами не говорят, возможно, понимают некоторые фразы или слова. Если это представители среднего и более старшего поколения (40–55 лет), то, скорее всего, на карельском языке они начинали говорить в детстве, но в силу обстоятельств (переезд в город, учеба в школе и т. д.) их языковая биография, связанная с родным языком, оборвалась. Языковые навыки в этом случае остаются в состоянии пассивного владения; довольно часто люди больше не обращаются к родному языку. Но нередки случаи, когда родной язык «возвращается» в биографию человека, его изучают, пытаются говорить на нем. Во всех перечисленных случаях через язык происходит самоидентификация, соотнесение человека со своей семьей, родом, этническими корнями. При этом уже не сам язык служит «инструментом» для самоидентификации, а такая опосредованная категория, как признание его родным (даже в случаях его незнания). Инструментальную, коммуникативную функцию языка вытесняет символическая, язык все более становится символом единения со своим этносом, осознания собственной идентичности, а не средством общения.
Отрицательная динамика демографической мощности карельского языка представлена в следующей таблице: 

 

Человек

В % к указавшим национальную

принадлежность

1989 г.

2002 г.

2010 г.

1989 г.

2002 г.

2010 г.

карелы

78928

65651

45570

10,0

9,2

7,4


Отрицательная динамика показателя «родной карельский язык» в ответах карелов (по данным ВПН-2010) представлена в следующей таблице:

 

На 1000 человек, ответивших на вопрос о родном языке, указали родным

язык, соответствующий национальности

русский язык

другой язык

1989 г.

2010 г.

1989 г.

2010 г.

1989 г.

2010 г.

Карелы

515

271

483

727

2

Исследование 2013 г. (международный проект ELDIA) среди карелов-ливвиков показало, что доля родителей, использующих карельский язык со своими детьми, стремительно уменьшается. Такое явление, как смешение языков, считается характерной чертой носителей олонецкого карельского (т. е. ливвиковского наречия). Смешение связывается не с уровнем образования говорящих, а, скорее, с их возрастом. Считается, что пожилые люди говорят по-карельски правильно. Будущие перспективы олонецкого варианта карельского языка рассматривались как очень неопределенные.
Таким образом, разрушение среды обитания карелов, регрессивный характер демографического воспроизводства, ускоренные темпы языковой и культурной ассимиляции, разрыв межпоколенных, в том числе внутрисемейных, языковых взаимосвязей, стали реальной угрозой самого существования карельского народа как этнического образования.
 

Структура языка

Фонетика

В ливвиковском наречии карельского новописьменного языка представлено 8 гласных и 20 согласных фонем.

Подробнее

Морфология

Морфологический тип языка — агглютинативный с элементами флексии.

Подробнее

Синтаксис

По типу базового порядка слов карельский язык относится к языкам типа SVO.

Подробнее

Лексика

Основная часть исконной карельской лексики восходит к прибалтийско-финскому языку-основе с его балтийскими, германскими и славянскими заимствованиями.

Подробнее

Исследование языка

Основоположником научного кареловедения принято считать Арвида Генетца (1848–1915), опубликовавшего три грамматических описания, включивших анализ фонетической, словоизменительной и словообразовательной систем основных наречий карельского языка: «Tutkimus Venäjän Karjalan kielestä» (1880) («Исследование языка русской Карелии»), «Tutkimus Anuksen kielestä» (1885) («Исследование языка олонецких карелов») и очерк «Kertomus Suojärven pitäjäästä ja matkustuksistani siellä v. 1867» (1870) («Рассказ о Суоярвской волости и о моих поездках туда в 1867 г.»). 
Интенсивная работа по сбору карельского диалектного материала и изучению карельского языка была продолжена финляндскими исследователями в начале ХХ в. В 1905 г. увидела свет работа Хейкки Оянсуу «Karjalan äänneoppi» («Фонетика карельского языка»), в которой исследователь проводит сравнительный анализ фонетических особенностей карельских наречий. В 1918 г. на ее основе была опубликована историческая фонетика карельского языка «Karjala-Aunuksen äännehistoria».
В послевоенные годы исследование карельского языка финляндскими лингвистами продолжилось.
В 1971 г. в журнале «Virittäjä» была опубликована обширная статья Терхо Итконена «Aunuksen äänneopin erikoispiirteet ja aunukselaismurteiden synty» («Особенности фонетики олонецкого наречия и рождение олонецких диалектов»), посвященная проблеме происхождения ливвиковского наречия карельского языка. Отдельное внимание вопросам становления карельских наречий отводится в статьях Хейкки Лескинена «Vepsän, karjalan ja inkeroisen asemasta kolmen äännepiirteen valossa» (1990) («О положении вепсского, карельского и ижорского языков в свете трех фонетических особенностей»), «Karjala ja karjalaiset kielentutkimuksen näkökulmasta» (1998) («Карельский язык и карелы с точки зрения лингвистики»). Статья П. Виртаранта «Über den olonetzischen Konduši-Dialekt» («Об олонецком кондушском диалекте»), вышедшая в 1973 г., является единственным описанием фонетической системы кондушского диалекта карельского языка.
В настоящее время центром исследования карельского языка в Финляндии является Университет Восточной Финляндии (г. Йоэнсуу). Уникальные диалектные материалы хранятся в фондах Научно-исследовательского института языков Финляндии (Kotus, г. Хельсинки), Общества финской литературы (SKS, г. Хельсинки).
Начало изучения карельского языка и карельской диалектологии в СССР было положено Дмитрием Владимировичем Бубрихом (1890–1949). Под его руководством был составлен «Диалектологический атлас карельского языка», который позволил определить особенности всех наречий карельского языка (издан в 1997 г. в Финляндии). В том же 1937 г. Д. В. Бубрихом на основе русской графики была написана и издана «Грамматика карельского языка (фонетика и морфология)», в которой были сведены и определены важнейшие явления фонетики и морфологии для создаваемого письменного языка.
Детальное описание фонетической и морфологической систем коткозерского говора ливвиковского наречия карельского языка в работах «Фонетика села Коткозера» (1948, не опубликовано) и «Грамматика карельского языка (коткозерский говор)» (1948, не опубликовано) дал Николай Александрович Анисимов (1891–1960).
В работе «Очерки по ливвиковскому диалекту карельского языка (фонетика и морфология)» (Рукопись. НА КарНЦ РАН. Ф. 1. Оп. 6. No 304–305. Петрозаводск, 1987) В. Д. Рягоев детально описал сямозерский диалект ливвиковского наречия карельского языка. 
В 1987 г. вышла в свет работа П. М. Зайкова «Диалекты карельского языка», описывающая основные диалектные особенности всех карельских наречий. В 2000 г. им было завершено исследование «Глагол в карельском языке», в синхронном и диахроническом аспектах анализирующее грамматические категории лица-числа, времени и наклонения в диалектах всех трех наречий карельского языка. Особенности грамматических систем всех наречий карельского языка анализируются также в работе И. П. Новак «Карельский язык в грамматиках» (2019). 
Состояние диалектов карельского языка конца 70-х – начала 80-х гг. XX в. представлено в «Сопоставительно-ономасиологическом словаре диалектов карельского, вепсского и саамского языков» (2007). Словарь включил около полутора тысячи понятий на 24 диалектах карельского языка, собранных исключительно в полевых условиях.
В настоящее время изучением наречий и диалектов карельского языка занимаются языковеды Института языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской академии наук (г. Петрозаводск). В фондах Научного архива КарНЦ РАН хранятся рукописи статей и ценнейших исследований, отдельные из которых так и не были опубликованы, также хранится богатый языковой материал по разным диалектам карельского языка, научные материалы экспедиций. В Фонограммархиве ИЯЛИ КарНЦ РАН представлены полевые диалектные материалы по карельскому языку, собираемые специалистами с 40-х гг. XX в. Научными сотрудниками института ведется работа по пополнению карельского языкового материала «Открытого корпуса вепсского и карельского языков».

Специалисты

Бойко Татьяна Петровна
(Петрозаводск, ИЯЛИ КарНЦ РАН)

Научный сотрудник сектора языкознания ИЯЛИ КарНЦ РАН.
Была исполнителем нескольких проектов, связанных с карельским языком, является автором учебников и словарей для школ и вузов, а также редактором учебных пособий по ливвиковскому наречию карельского языка. 
Соавтор «Большого русско-карельского словаря (ливвиковское наречие)» (Бойко Т. П., Маркианова Л. Ф.) 2011 г.
Автор «Большого карельско-русского словаря (ливвиковское наречие)» 2016 г.
Автор «Орфографического словаря карельского языка (ливвиковское наречие)» (публикация запланирована на 2021 г.). 

Научные центры

Институт языка, литературы и истории Карельского научного центра Российской академии наук

Сотрудники сектора языкознания занимаются исследованием проблем диалектологии, грамматики, ономастики карельского языка, а также пополнением карельского подкорпуса Открытого корпуса вепсского и карельского языков
В Фонограммархиве института представлена богатая коллекция аудиозаписей по ливвиковскому наречию карельской диалектной речи.
 

 

Основные публикации

Грамматики и грамматические очерки

Анисимов Н. А. Карельскойн киэлен грамматика. I. Чуасти. Фонетика и морфология. Петроской: Каргосиздат, 1939.
Анисимов Н. А. Грамматика карельского языка (коткозерский говор). Рукопись. НА КарНЦ РАН. Ф. 1. Оп. 43. No 107. Петрозаводск, 1948.
Бубрих Д. В. Грамматика карельского языка. Петрозаводск, 1937.
Бубрих Д. В. Сопоставительная грамматика русского, финского и карельского языков // ТКФ. 12. 1958. С. 3–24.
Зайков П. М. Грамматика карельского языка. Петрозаводск, 1999.
Зайков П. М. «Глагол в карельском языке». Петрозаводск, 2000.
Ковалева С. В., Родионова А. П. Традиционное и новое в лексике и грамматике карельского языка. Петрозаводск, 2011.
Макаров Г. Н. Карельский язык // Языки народов СССР. Т. 3. Финно-угорские и самодийские языки. М., 1966.
Маркианова Л. Ф. Глагольное словообразование в карельском языке. Петрозаводск, 1985.
Маркианова Л. Ф. Фреквентативные суффиксы в карельском языке // Прибалтийско-финское языкознание. Петрозаводск, 1988. С. 91–100.
Маркианова Л. Ф. Фонетика ливвиковского диалекта: учеб. пособие. Петрозаводск, 1992.
Маркианова Л. Ф. Морфология ливвиковского диалекта. Имена и служебные слова. Петрозаводск, 1993.
Маркианова Л. Ф. Морфология ливвиковского диалекта. Глагол. Наречие. Петрозаводск, 1995.
Новак И., Пенттонен М., Руусканен А., Сиилин Л. Карельский язык в грамматиках. Сравнительное исследование фонетической и морфологической систем. Петрозаводск, 2019.
Рягоев В. Д. Очерки по ливвиковскому диалекту карельского языка (фонетика и морфология). Рукопись. НА КарНЦ РАН. Ф. 1. Оп. 6. No 304–305. Петрозаводск, 1987.
Рягоев В.  Д. Карельский язык // Языки мира: Уральские языки. М., 1993.
Рягоев В. Д. Карельский язык // Языки Российской Федерации и соседних государств. II. М., 2001. С. 75–85.
Рягоев В. Д. Карельский язык // Прибалтийско-финские народы России. М., 2003. С. 185–192.
Ahtia E. V. Karjalan kielioppi. Äänne ja sanaoppi. Suojärvi, 1938.
Markianova L. Karjalan kielioppi. Petroskoi, 2002.
Pyöli Raija. Livvinkarjalan kielioppi. Helsinki, 2011.

Словари

Бойко Т. П., Маркианова Л. Ф. Русско-карельский словарь (ливвиковское наречие). Петрозаводск, 2011 (2016).
Бойко Т. П. Карельско-русский словарь (ливвиковское наречие). Петрозаводск, 2016 (2019).
Макаров Г. Н. Русско- карельский словарь. Петрозаводск, 1975.
Макаров Г. Н. Словарь карельского языка. Петрозаводск, 1990.
Сопоставительно-ономасиологический словарь диалектов карельского, вепсского, саамского языков. Петрозаводск, 2007.
Федотова В. А. Фразеологический словарь карельского языка. Петрозаводск, 2000.
Федотова В. А. Краткий фразеологический словарь карельского языка. Петрозаводск, 2001.
Федотова В. А. Дескриптивные глаголы в карельском языке. Петрозаводск, 2002.
Karjalan kielen sanakirja. I–VI. Helsinki, 1968–2005.
Markianova L., Boiko T. Karjal-ven’alaine sanakniigu. Petroskoi, 1996.
Markianova L., Pyöli R. Sanakirja suomi-karjala. Kuopio, 2008.
Penttonen M. Karjal-suomi-karjal sanakniigu. Helsinki, 2006.
Penttonen M. Karjal-suomi-karjal sanakniigu. Helsinki, 2016.
Pohjanvalo P. Salmin murteen sanakirja. Helsinki, 1950.
Punttila M. Impilahden karjalan sanakirja. Helsinki, 1998.
Pyöli R. Sanakirja karjala-suomi. Lahti, 2016.

Избранные работы по отдельным аспектам грамматики

Анисимов Н. А. Фонетика села Коткозера. Рукопись. НА КарНЦ РАН. Ф. 1. Оп. 43. No 108. Петрозаводск, 1948.
Анисимов Н. А. Конечные гласные и согласные в формах номинатива единственного числа в карельском говоре с. Коткозера Олонецкого района // СФУ. 5. Петрозаводск, 1949. С. 99–122.
Маркианова Л. Ф. О морфонологических чередованиях гласных на морфемном шве карельского производного глагола // Fenno-Ugristica. 6. 1980. С. 67–78.
Маркианова Л. Ф. Глагольное словообразование в карельском языке. Петрозаводск, 1985.
Маркианова Л. Ф. Фреквентативные суффиксы в карельском языке // Прибалтийско-финское языкознание. Петрозаводск, 1988. С. 91–100.
Маркианова Л. Ф. Фонетика ливвиковского диалекта: учеб. пособие. Петрозаводск, 1992.
Маркианова Л. Ф. Морфология ливвиковского диалекта. Имена и служебные слова. Петрозаводск, 1993.
Маркианова Л. Ф. Морфология ливвиковского диалекта. Глагол. Наречие. Петрозаводск, 1995.
Маркианова Л. Ф. Сочетаемость согласных в карельском языке // Финно-угристика. 4. 2000. С. 127–133.
Рягоев В. Д. Словообразующие и формообразующие частицы в карельском языке // Прибалтийско-финское языкознание. Л., 1967. С. 59–63.
Рягоев В. Д. Пролативные образования на -čči, -či // Прибалтийско-финское языкознание. Петрозаводск, 1994. С. 19–27.
Рягоев В. Д. Основные черты карельского языка// Прибалтийско-финские народы России. Москва, 2003. С. 189-192.

Публикации текстов

Макаров Г. Н., Рягоев В. Д. Образцы карельской речи: говоры ливвиковского диалекта карельского языка. Л., 1969.
Leskinen E. Karjalan kielen näytteitä. I–III. Helsinki, 1932–1936.
Leskinen E. Näytteitä Pohjois-Aunuksen ja Vienan karjalaismurteista. Helsinki, 1937.
Leskinen E. Itäkarjalaismurteiden näytteitä. Helsinki, 1956.
Näytteitä karjalan kielestä. I. Joensuu–Петрозаводск, 1994. C. 271–348.

Работы по этнологии

Иванова Л. И. Карельская баня: обряды, верования, народная медицина и духи-хозяева. М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016. 408 с.
Иванова Л. И., Миронова В. П. Kuldazet kukkizet da kaunehet kanazet / Магия поднятия лемби и свадьба в карельской народной культуре. Исследования и материалы. Juminkeko, 2014. 225 с.
Иванова Л. И., Миронова В. П. Досвадебная обрядность и свадебный ритуал карелов (конец XIX – первая половина ХХ в.): исследования и материалы. Петрозаводск: Периодика, 2018. 365 с.
Карелы: модели языковой мобилизации. Сборник материалов и документов. Сост.: В. Н. Бирин, Е. И. Клементьев, А. А. Кожанов. Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2005. 281 с.
Карельское национальное движение. Часть 1. От съезда к съезду. Сост.: Е. И. Клементьев (рук.), А. А. Кожанов. Карельский научный центр. Петрозаводск, 2009. 248 с.
Карельское национальное движение. Часть 2. Умеренное крыло. Сост.: Е. И. Клементьев (рук.), А. А. Кожанов. Петрозаводск: Карельский научный центр, 2012. 250 с.
Клементьев Е. И. Материальная культура [карел] / Е. И. Клементев, С. И. Кочкуркина, Р. Ф. Никольская // Прибалтийско-финские народы России / отв. ред.: Е. И. Клементьев, Н. В. Шлыгина. М., 2003. [Разд. 2], гл. 6. С. 229–259.
Клементьев Е. И. Языковые процессы в Карелии на примере карелов, вепсов, финнов. Петрозаводск: Карельский научный центр, 2013. 195 с.
Конкка А. П. На плечах Большой Медведицы: Избранные статьи (Юбилейный сборник к 65-летию и 45-летию собирательской деятельности). Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2015. 342 с.
Косменко А. П. Орнаментальное искусство сямозерских ливвиков (XIX – начало XX века) / А. П. Косменко // История и культура Сямозерья / [Т. В. Вага и др.; редкол.: В. П. Орфинский (отв. ред.) и др.]. Петрозаводск, 2008. С. 531-546.
Культура повседневности карельской семьи (конец XIX – первая треть ХХ в.). Составитель и редактор О. П. Илюха. Петрозаводск: Карельский научный центр, 2014. 462 с.
Логинов К. К. Материальная культура и производственно-бытовая магия [сямозерских карел] / К. К. Логинов // История и культура Сямозерья / [Т. В. Вага и др.; редкол.: В. П. Орфинский (отв. ред.) и др.]. Петрозаводск, 2008. С. 153–246.
Локальные исследования Южной Карелии: опыт комплексного анализа. Науч. ред. А. Ю. Жуков, Ю. В. Литвин. Петрозаводск: Карельский научный центр, 2015. 221 с.
Народы Карелии: историко-этнографические очерки. Отв. ред. Винокурова И. Ю. Петрозаводск: Периодика, 2019. 752 с.
Праздничные традиции и новации народов Карелии и сопредельных территорий: исследования, источники, историография. Научный редактор и составитель д.и.н. И. Ю. Винокурова. Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2010. 224 с.
Проблемы духовной культуры народов Европейского Севера и Сибири. Ред. А. П. Конкка.
Сборник статей памяти Юго Юльевича Сурхаско. Гуманитарные исследования. Вып. 2. Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2009. 448 с.
Тароева Р. Ф. Материальная культура карел: (Карельская АССР): этнографический очерк. М.; Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1965. 222 с.
Karelia Written and Sung. Representations of Locality in Soviet and Russian Contexts. Ed. Pekka Suutari and Yury Shikalov. Kikimora Publications Aleksanteri Series. 3. Jyvaskyla, Finland, 2010. 282 p.

Ресурсы

Корпуса и коллекции текстов

Открытый корпус вепсского и карельского языков

Корпус вепсского и карельского языков был открыт 24 июля 2016 г. На данный момент в корпусе: 58900 статей о словах, 2914 текстов на 6 языках и 46 диалектах.
В корпусе представлено более 430 нормированных и диалектных текстов на ливвиковском наречии карельского языка. Производится грамматическая разметка текстов. Словари лемм (272450) и словоформ (1192275) позволяют выбирать материал на ливвиковском наречии карельского языка. Разметка ливвиковского подкорпуса осуществлена на 79,7%. В корпусе содержится грамматическая и семантическая разметка.

Другие электронные ресурсы

«Karjalan kielen sanakirja»

В словаре представлены диалектные материалы на ливвиковском наречии карельского языка.

Сайт Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН, раздел «Редкие книги»

Pdf-версии «Словаря карельского языка» (Г. Н. Макаров), «Большого русско-карельского словаря» (Т. П. Бойко, Л. Ф. Маркианова), «Сопоставительно-ономасиологического словаря диалектов карельского, вепсского, саамского языков».

Национальная библиотека Карелии

Электронная библиотека авторов Карелии.

Данные предоставлены

Бойко Татьяной Петровной — научным сотрудником сектора языкознания Института языка, литературы и истории КарНЦ РАН (г. Петрозаводск).

Источники:

1. Всероссийская перепись населения 2010.
2. Зайков П. М. Грамматика карельского языка. Петрозаводск, 1999.
3. Карьялайнен Х., Пуура У., Грюнталь Р., Ковалева С.. Карельский язык в России: Отчет Eldia по исследованию конкретной (социолингвистической) ситуации. 2013.
4. Ковалева С. В., Родионова А. П. Традиционное и новое в лексике и грамматике карельского языка. Петрозаводск, 2011.  
5. Коренные народы Карелии.
6. Микроперепись 2015.
7. Нагурная С. В. Карельская письменность // Народы Карелии: историко-этнографические очерки. Петрозаводск: Периодика. 2019. C. 65–77.
8. Нагурная С. В. Новописьменный карельский язык в социальных сетях // Электронная письменность народов Российской Федерации: опыт, проблемы и перспективы. Сборник материалов международной научной конференции. Сыктывкар: ГОУ ВО КРАГСиУ. 2017. С. 122–129.
9. Новак И., Пенттонен М., Руусканен А., Сиилин Л. Карельский язык в грамматиках. Петрозаводск, 2019.
10. Яловицына С. Э., Строгальщикова З. И., Нагурная С. В. Характеристика различных аспектов современной языковой ситуации у карелов // Русский язык в образовательной среде многоязычной России» / под научной редакцией чл.-корр. РАЕН Артеменко О. И. М.: РАНХиГС, 2020. С. 110–130.
11. Markianova L. Karjalan kielioppi. Petroskoi, 2002.
12. Pyöli R. Venäläistyvä aunuksenkarjala. Kielenulkoiset ja –sisäiset indikaattorit kielenvaihtotilanteessa. Joensuu. 1996. 378 s.
13. Pyöli R. Livvinkarjalan kielioppi. Helsinki, 2011.

Рассказ о ливвиковском наречии карельского языка и корпусе ВепКар

Рассказ об экспедициях к тихвинским карелам