Собственно карельский диалект

Краткая информация

Согласно официальным данным переписи населения 2010 г., в Карелии проживало 45570 карелов. 

Общее число владеющих карельским языком в Карелии, согласно официальным данным, на 2010 г. составляло 16876 человек. Перепись населения 2010 г. не учитывала отдельно владеющих разными наречиями карельского языка в Республике Карелия. Согласно Атласу языков мира, находящихся под угрозой исчезновения (2017), общее количество владеющих собственно карельским наречием (включая карелов России и Финляндии) оценивалось в 20 000 человек. На сегодняшний день эта цифра представляется более низкой, поскольку материалы Атласа опирались на данные Всероссийской переписи населения 2002 г. Кроме того, подсчет карелов Финляндии, владеющих собственно карельским наречием, носил оценочный характер.

На собственно карельском наречии в Республике Карелия говорят карелы, проживающие на территориях Лоухского, Калевальского, Кемского, Беломорского, Сегежского, Муезерского, Медвежьегорского, Суоярвского районов, а также в Костомукшском городском округе (д. Вокнаволок).
В основу литературного собственно карельского наречия легли говоры, распространённые на территориях современных Лоухского и Калевальского районов.

Варианты названия языка: karjalan kieli, karjala, varšinaiskarjala, vienankarjala (последний вариант получил распространение с подачи финских исследователей).

Основными занятиями собственно карелов в прошлом были рыболовство, охота, собирательство, трёхпольное и подсечное земледелие, животноводство (держали коров, овец, лошадей, на севере — оленей), отхожие промыслы (торговля вразнос, в том числе в Финляндии). 

Основной исповедуемой религией было и остаётся православное христианство. Следует отметить, что отличительной чертой мировоззрения карелов, которая прослеживается в традиционных обрядах, фольклорных произведениях и т. д., является сосуществование христианских и языческих мотивов.
 

Диалектная карта карельского языка

Генеалогия

Карельский язык относится к северной группе прибалтийско-финской ветви уральской языковой семьи и обнаруживает наибольшие сходства с ижорским, вепсским языком и восточными диалектами финского языка. Карельский язык принято делить на три основных наречия: собственно карельское, ливвиковское и людиковское (многие финские лингвисты последнее считают отдельным языком).
Выделяемые в собственно карельском наречии диалекты условно относят к северной и южной группам диалектов. Различия между диалектами в основном фонетические (преимущественно по наличию звонких согласных, конечным гласным дифтонгов и др.) и ─ незначительно ─ лексические. Диалекты без труда взаимопонимаемы.

Распространение

Ареал распространения собственно карельского наречия карельского языка до начала угасания множества его диалектов в XX в. приходился на значительную территорию современных Лоухского, Калевальского, Кемского, Беломорского, Сегежского, Муезерского, Медвежьегорского, Суоярвского районов и Костомукшского городского округа Республики Карелия. Анклав собственно карельского наречия расположен также в кусте деревень Линдозера (Кондопожский район). Вне республики наречие было распространено также в Кандалакшском районе Мурманской области, в Тихвинском и Бокситогорском районах Ленинградской области, Валдайском районе Новгородской области. По сей день язык неплохо сохранился в ряде районов Тверской области (в основном среди представителей старшего поколения).
Помимо этого, в XX  в. было две волны миграции носителей собственно карельского наречия в Финляндию: в 20-е гг. после Гражданской войны и последующих за ней восстаний (предположительно 11–12 тыс. человек), а также в 40-е гг. ─ в связи с событиями Второй Мировой войны (старожилы этой волны беженцев в основном сохранили родной язык до настоящего момента).  

Поскольку в переписях населения отдельно не учитываются разные группы карелов (ливвики, собственно карелы и людики), данные по численности этнической группы в районах, где проживают собственно карелы, приведены в целом по карельскому населению.

Название района

Численность населения

Численность этнической группы

%

Год и источник данных

Костомукшский ГО

28436

1849

6,8

2010, ВПН

Калевальский

8035

2943

35

2010, ВПН

Лоухский

14760

1857

12,8

2010, ВПН

Беломорский

19118

940

4,9

2010, ВПН

Кемский

17756

734

4,1

2010, ВПН

Медвежьегорский

31864

1428

2,3

2010, ВПН

Муезерский

10535

1333

12

2010, ВПН

Суоярвский

18814

1527

8,1

2010, ВПН

Сегежский

37900

984

3,3

2010, ВПН

Лахденпохский

14200

223

2

2010, ВПН

Данные по носителям отдельных диалектов в основном отсутствуют. 

Языковые контакты и многоязычие

В XIX – начале XX вв. карельский язык был основным средством общения карелов, т. к. социальные условия не требовали от большинства карельского населения знания русского языка. Особенностью языковых процессов 1920–1930-х гг. явилось распространение карельско-русского двуязычия, чему способствовали миграция карелов в города, рост числа национально-смешанных семей, получение образования на русском языке и т. д. Переход к начальному этапу языковой ассимиляции карелов произошел к концу 1950-х гг. В дальнейшем масштабы распространения русского языка среди карелов приобрели массовый характер. Во второй половине 1990-х гг. было зафиксировано, что смена языка карелами прогрессирует наиболее активно среди молодежи. Разрушающие языковую среду явления, как, например, межнациональные браки, образование, миграция на географической и социальной плоскостях, касаются прежде всего молодежи. 
К началу 2000-х гг. в Карелии преобладал распределенный доминантный тип двуязычия (с доминированием русского языка). Среди молодежи преобладало пассивное двуязычие, когда дети еще понимали карельскую речь, но общались по-русски. Современные исследования подтверждают тенденцию движения от двуязычия к одноязычию. В настоящее время карелы Республики Карелия, владеющие карельским языком, двуязычны. Согласно данным ВПН-2010 из общего количества карелов (45570) русским языком владели 45529, карельским языком — 37%.

 

Все население, указавшее владение языками,

человек

Указали языки

соответствующие 

национальности

русский

человек

%

человек

%

Карелы

45570

16876

37,0

45529

99,9

Проведенная в 2015 г. микроперепись населения показала, что из 1156 карелов русским владели 1154, карельским — 520 (менее половины).
Из всего населения Карелии, указавшего владение языками во время ВПН-2010, карельским языком владели чуть более 3%. Это, помимо карелов, 1764 русских, 88 белорусов, 46 украинцев, 163 финна и 33 вепса.
В свою очередь, чуть менее 1/9 карелов указали владение родственным финским языком.
Особенностью современного бытования карельского языка является то, что большинство представителей карельского этноса владеют либо своим родным наречием, либо овладевают в учебных заведениях литературной формой новописьменного языка. Таким образом, отмечается своеобразная односторонняя диглоссия.

Функционирование языка

Согласно статье 11 Конституции Республики Карелия государственным языком в Республике Карелия является русский. Республика Карелия вправе устанавливать другие государственные языки на основании прямого волеизъявления населения Республики Карелия, выраженного путем референдума. Конституция устанавливает, что в Республике Карелия народам, проживающим на её территории, гарантируется право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития.
Карельский язык — язык коренного народа Республики Карелия. Статуса государственного не имеет (на 2020 г.). Собственно карельское наречие — одно из трёх основных наречий карельского языка наряду с людиковским и ливвиковским.
В 2004 г. был принят Закон Республики Карелия (от 19.03.2004 №759-ЗРК) «О государственной поддержке карельского, вепсского и финского языков в Республике Карелия», направленный на сохранение и развитие образа жизни, культуры и языков карелов, вепсов и финнов, на сохранение исторических и национальных традиций и культурного своеобразия Республики Карелия. В Законе определяются основные принципы регулирования общественных отношений в области использования и развития карельского, вепсского и финского языков, их применение в областях культуры, искусства и образования, средствах массовой информации, деятельности органов государственной власти.

В 1989 г. собственно карельское наречие наряду с ливвиковским приобрели новые письменные стандарты, которые в настоящее время являются основой для развития письменных вариантов карельского языка в Республике Карелия. Карельский язык является языком с прерваннной письменной традицией, поскольку в силу ряда экстралингвистических факторов традиция карельской письменной культуры была прервана на достаточно длительное время: с конца 1930-х гг. до начала 1990-х гг.
Несмотря на то что письменность карельского языка официально начала свою историю с 1930-х гг., развитие письменной традиции началось значительно раньше.
Одним из памятников письменности является русско-карельская словарная запись XVII в., сохранившаяся в одном из списков «Азбучного (Алфавитного) патерика» библиотеки Соловецкого монастыря. В результате новейших исследований установлено, что в словарных записях отразились характерные языковые особенности, свойственные южным и переходным говорам собственно карельского наречия (тунгудский и подужемский говоры).
Лексика собственно карельского наречия зафиксирована также в словаре Петера Палласа «Сравнительные словари всех языков и наречий» (1787–1789). Гораздо более значительные по объему и разнообразию карельские лексические материалы были представлены в вышедшем в 1889 г. «Проводнике и переводчике по отдаленнейшим окраинам России» А. В. Старчевского. Предположительно, лексика была собрана в Центральной России в районах бытования южнокарельских говоров собственно карельского наречия.
Среди изданий на собственно карельском наречии XIX в. стоит упомянуть «Азбуку для карелов, живущих в Кемском уезде», изданную в 1894 г.
На волне подъёма национального самосознания, стремления к решению социальных, экономических, просветительских и пр. проблем без тщетных обращений к равнодушной власти Союзом беломорских карел («Vienan Karjalaisten Liitto») в 1907 г. в Финляндии был издан «Pieni Alku-opastaja Vienan Karjalaisille» («Маленький путеводитель для беломорских карелов) для распространения среди учеников национальных школ, создаваемых в северной Карелии. После получения издательством разрешения от российских властей учебник некоторое время распространялся, но позже был запрещен из-за вопросов к деятельности Союза, часть тиража книги была конфискована. Темы и образы, используемые в учебнике, в основном традиционные для карельского крестьянства, но что касается языка пособия, то с точки зрения фонетики, грамматики и лексики пособие в некоторых случаях нацеливает на освоение скорее норм финского, чем карельского языка.
В начальный период советского языкового строительства в конце 1920-х – начале 1930-х гг., когда официально карельский язык не был признан в числе письменных языков Карелии, на карельских диалектах публиковались художественные произведения. В журналах «Punakantele» («Красное кантеле»), «Rintama» («Фронт») печатались рассказы Н. Яккола, А. Тимонена на собственно карельском наречии. 
В период создания единого литературного карельского языка, когда в октябре 1937 г. Наркомпрос Карелии опубликовал проект единого карельского алфавита, фонетическая система единого карельского языка включала особенности звуковых явлений собственно-карельских и тверских говоров. Литературные нормы базировались в основном на собственно карельских говорах центральной части Карелии и Калининской области.
Однако уже летом 1939 г. был утвержден новый свод правил, максимально приближенный к русскому языку, а в 1940 г. было принято решение о прекращении преподавания карельского языка.
В конце 1980-х гг. наметились перемены в жизни коренных народов, появилась возможность возрождения письменности на родных языках. В мае 1989 г. по инициативе Института языка, литературы и истории КарНЦ РАН в Петрозаводске была проведена конференция «Карелы: этнос, язык, культура, экономика, проблемы и пути развития в условиях совершенствования межнациональных отношений в СССР». Решением конференции было принято создавать письменную традицию на основе латинской графики на двух наречиях — собственно карельском (северном) и ливвиковском (южном). 
В 1989 г. постановлением Совета Министров КАССР был утвержден алфавит карельского языка на ливвиковском наречии, а вскоре — на собственно карельском наречии.
Единый алфавит был утвержден Постановлением Правительства Республики Карелия №37-П от 16.03.2007 г., а в 2014 г. в алфавит была добавлена буква С для передачи одного из звуков людиковского наречия:

A a
B b
C c
Č č
D d
E e
F f
G g
H h
I i
J j
K k
L l
M m
N n
O o
P p
R r
S s
Š š
Z z
Ž ž
T t
U u
V v
Y y
Ä ä
Ö ö

В связи с преподаванием карельского языка в школах появилась необходимость в учебной литературе и словарях. Первыми шагами на пути создания письменности на собственно карельском наречии стал выпуск в 1992 г. букваря «Vienan aapini», а в 2004 г. — учебно-наглядного пособия «Opassamma vienan kieltä» («Учимся говорить по-карельски»). Появились книги для чтения: для II класса — «Kaunista karjalua» («Прекрасный карельский язык», 1993), для III–IV классов — «Luvemma vienankarjalaksi» («Читаем на севернокарельском», 1995). В создании первых учебников и книг для чтения на собственно карельском наречии большая заслуга принадлежит П. М. Зайкову и Р. П. Ремшуевой. За три десятилетия свет увидел целый ряд учебных пособий на собственно карельском наречии.
В 1998 г. при Главе РК образована Республиканская термино-орфографическая комиссия (ТОК). Издания ТОК, бюллетени, содержат новую лексику и терминологию: лингвистическую, общественно-политическую, школьную, лексику по флоре и фауне и т. д. В 2015 г. увидел свет «Русско-карельский словарь (севернокарельские диалекты)», в который вошел широкий спектр слов от хозяйственной до современной лексики. К сожалению, уже более 10 лет ни один из специалистов не работает в комиссии на постоянной основе. Комиссия собирается по мере накопления актуальных вопросов, что не способствует активному развитию современной лексики и закреплению норм новописьменного языка.

В 1999 г. вышла в свет «Грамматика карельского языка», подготовленная П. М. Зайковым. Грамматика написана на материале северо-карельских диалектов Калевальского и Лоухского районов Республики Карелия. 
В 2007 г., чтобы избежать расхождений в использовании графических символов и передаче звуков языка в карельском языке, в оборот был введен единый алфавит карельского языка для всех диалектов. По унификации некоторых фонем велись бурные споры. К примеру, в возникших письменных традициях по-разному передавался гласный переднего ряда: ü (ливв.) / у (собств. кар.) — в результате выбор пал на букву у. В собственно карельском графемой š обозначался шипящий, которого нет в ливвиковском; она также вошла в алфавит. Единый алфавит карельского языка стал графической базой, которой могут пользоваться все три наречия.
В собственно карельском наречии карельского языка идут процессы пополнения лексики и развития литературного языка. Важную роль в развитии литературной нормы сыграла газета «Oma mua» («Родная земля»), которая некоторое время для носителей собственно карельского наречия издавалась как «Vienan Karjala». В настоящее время в объединенной газете публикуются материалы на всех трех наречиях карельского языка.
Развиваются все жанры литературы на собственно карельском наречии карельского языка, в том числе развитие получила поэзия. Стихи Валентины Сабуровой на собственно карельском наречии хорошо знакомы читательской аудитории. Автором детских стихотворений является Нина Архипова. Стихи и рассказы для детей, а также значительное число переводных произведений для разных возрастных групп вышли из-под пера Валентины Каракиной (один из самых значительных переведённых сборников — «Vienan tyynet ta tuulet»). К переводу сказок народов мира на карельский язык обращались Раиса Ремшуева и Мария Спицына. Оригинальные и переводные произведения на собственно карельском наречии выходили из-под пера Вейкко Пяллинена, Тюне Ругоевой, Галины Леттиевой, Ольги Мелентьевой, Раисы Ремшуевой, Марии Спицыной и др.

Динамика развития языковой ситуации

В соответствии с материалами Атласа языков мира, находящихся под угрозой исчезновения (Atlas of the World's Languages in Danger, 2017), собственно карельское наречие карельского языка отнесено к языкам, определенно находящимся под угрозой исчезновения (definitely endangered).
В Республике Карелия карельский язык является автохтонным языком, количество носителей которого имеет устойчивую тенденцию к постоянному сокращению. Официальные данные переписей населения свидетельствуют об отрицательной динамике численности карельского населения и таких показателей, как владение карельским языком и признание его родным.
По данным переписи 2010 г., карелы насчитывали 45570 человек в общем составе населения республики количеством 617668 человек, что составило 7,4%. В 2002 г. карелов было 65651 человек, или 9,2%, в 1989 г. — 78928, или 10%.
Владение языками указали 45557 карелов, из которых 16876 владели карельским языком, что составило 36,8%. Здесь же отметим, что в 1989 и 2002 гг. доля владевших карельским языком составляла 63,5% и 48,1% соответственно. То есть число тех, кто считает себя карелом, и тех, кто имеет какую-то компетенцию в карельском языке, резко снизилось всего за восемь лет (с 2002 по 2010 гг.). С 2002 по 2010 гг. в целом по России отрицательный прирост владеющих карельским языком составил 51,6%.
В 2010 г. из 45530 карелов, указавших родной язык, назвали родным карельский 12369 человек, что составило около 27%. По данным переписи населения 1989 г., национальность и родной язык совпадали у 51,5% карелов. В программе переписи населения 2002 г. отсутствовал вопрос о родном языке, а длительный период с переписи 1989 г. до 2010 г. наглядно демонстрирует изменения в самоопределении карельским населением своего родного языка: у карелов доля лиц, назвавших родным русский язык, повысилась в 1,5 раза.
В современных условиях меняется наполнение термина «родной язык»: признание языка родным не всегда подразумевает владение им. Этот факт отражает языковую ситуацию, когда выросшие практически в одноязычной среде люди называют родным язык, ранее звучавший в их семье, но не являющийся в настоящее время средством коммуникации. Если это представители более молодого поколения (до 35–40 лет), то, как правило, признаваемый в качестве родного карельский язык они слышат или слышали от родственников старшей возрастной группы. На языке сами не говорят, возможно, понимают некоторые фразы или слова. Если это представители среднего и более старшего поколения (40–55 лет), то, скорее всего, на карельском языке они начинали говорить в детстве, но в силу обстоятельств (переезд в город, учеба в школе и т. д.) их языковая биография, связанная с родным языком, оборвалась. Языковые навыки в этом случае остаются в состоянии пассивного владения; довольно часто люди больше не обращаются к родному языку. Но нередки случаи, когда родной язык «возвращается» в биографию человека, его изучают, пытаются говорить на нем. Во всех перечисленных случаях через язык происходит самоидентификация, соотнесение человека со своей семьей, родом, этническими корнями. При этом уже не сам язык служит «инструментом» для самоидентификации, а такая опосредованная категория, как признание его родным (даже в случаях его незнания). Инструментальную, коммуникативную функцию языка вытесняет символическая, язык все более становится символом единения со своим этносом, осознания собственной идентичности, а не средством общения.
Отрицательная динамика демографической мощности карельского языка представлена в следующей таблице: 

 

Человек

В % к указавшим национальную

принадлежность

1989 г.

2002 г.

2010 г.

1989 г.

2002 г.

2010 г.

Карелы

78928

65651

45570

10,0

9,2

7,4

 

Отрицательная динамика показателя «родной карельский язык» в ответах карелов (по данным ВПН-2010) представлена в следующей таблице:

 

На 1000 человек, ответивших на вопрос о родном языке, указали родным

язык, соответствующий национальности

русский язык

другой язык

1989 г.

2010 г.

1989 г.

2010 г.

1989 г.

2010 г.

Карелы

515

271

483

727

2

 

Разрушение среды обитания карелов, регрессивный характер демографического воспроизводства, ускоренные темпы языковой и культурной ассимиляции, разрыв межпоколенных, в том числе внутрисемейных, языковых взаимосвязей стали реальной угрозой самого существования карельского народа как этнического образования.

Структура языка

Фонетика

Алфавит собственно карельского наречия Республики Карелия представлен 8 гласными и 20 согласными фонемами, а также знаком смягчения (’).

Подробнее

Морфология

Морфологический тип языка — агглютинативный с элементами флексии.

Подробнее

Синтаксис

По типу базового порядка слов карельский язык относится к языкам типа SVO.

Подробнее

Лексика

Основная часть исконной карельской лексики восходит к прибалтийско-финскому языку-основе с его балтийскими, германскими и славянскими заимствованиями.

Подробнее

Исследование языка

Планомерную фиксацию материалов на территориях проживания карелов начали финляндские исследователи в XIX в. (Д. Э. Д. Европеус, А. А. Борениус, Э. Лённрот, М. А. Кастрен). Зарождение кареловедения как научного направления связано с именем Арвида Генеца (1848–1915). Три написанных им грамматических описания собственно карельских, ливвиковских и людиковских диалектов по существу определили деление карельского языка на соответствующие наречия.
В XX в. в Финляндии был опубликован ряд статей по карельским диалектам и изданий образцов карельской речи. На собственно карельском наречии это сборники П. Виртаранта, Э. Лескинена, Ю. Куёла и др. Масштабной лексикографической работой стал шеститомный «Словарь карельского языка» («Karjalan kielen sanakirja», годы изданий: 1968–2005 гг.).
Исследование карельского языка в Финляндии в настоящее время сосредоточено в Восточном университете Финляндии (Itä-Suomen yliopisto, г. Йоэнсуу), самобытные материалы на карельских диалектах хранятся в фондах Научно-исследовательского института языков Финляндии (Kotimaisten kielten keskuksessa (Kotus), г. Хельсинки) и Общества финской литературы (Suomalaisen Kirjallisuuden Seura, г. Хельсинки).
Среди имен, связанных с систематическим изучением карельского языка в Российской империи, необходимо отметить Петера Палласа. В словаре исследователя «Linguarum totius orbis vocabularia comparativa» («Сравнительные словари всех языков и наречий», 1987–1989) представлен список из 285 «корельских» и «олонецких» слов. Лингвист, историк, этнограф и основоположник финно-угроведения Андреас Иоганн Шёгрен изучал карельский язык во время экспедиции в Карелию в 20-х гг. XIX в.
Изучением всех трех наречий карельского языка, а также записью языковых материалов в полевых условиях в Карелии занимаются сотрудники Сектора языкознания Института языка, литературы и истории Карельского научного центра РАН фактически на протяжении 90 лет существования учреждения. Значительным событием в исследовании диалектов карельского языка стала работа по сбору материала для «Диалектологического атласа карельского языка». Подготовка монументального труда началась в 1930-е гг. под руководством Дмитрия Владимировича Бубриха, была завершена в 50-е гг. его последователями, но издан атлас был лишь в 1997 г.
Подробные современные описания грамматических особенностей диалектов собственно карельского наречия осуществлены П. М. Зайковым. Неоспорима его роль в становлении литературной нормы наречия, научная и организационная роль в создании первых учебников и словарей новописьменного языка. Работы И. П. Новак охватывают значительный спектр исследовательских проблем от фонетики и фонологии карельского языка до детального изучения его грамматических категорий, а также уточняемые с помощью методов кластерного анализа вопросы диалектного членения языка. Активным сбором и исследованием топонимического и антропонимического наследия карелов почти два десятилетия занимается Д. В. Кузьмин. Отличный знаток языка В. П. Федотова обращалась к изучению дескриптивных глаголов, синтаксиса, фразеологии карельского языка. Лексическое многообразие собственно карельского наречия по состоянию на 1970–1980-е гг. представлено в  «Сопоставительно-ономасиологическом словаре диалектов карельского, вепсского и саамского языков» (2007), а также — на основе материалов, собранных во второй половине XX в. ─ в «Словаре собственно-карельских говоров Карелии» (В. П. Федотова, Т. П. Бойко 2009). В Секторе языкознания на материалах карельского языка начаты социолингвистические исследования (С. В. Нагурная) и изыскания в области этнолингвистики (Н. А. Пеллинен). Языковеды задействованы в разработке Открытого корпуса вепсского и карельского языков VepKar и его заполнении материалами на всех наречиях карельского языка.
В Научном архиве Карельского научного центра хранятся рукописные тексты на собственно карельском наречии, самые ранние из них датируются 20-ми гг. XX в. Более поздние коллекции представляют собой описи и расшифровки аудиозаписей из фонограммархива ИЯЛИ КарНЦ РАН. Записи представлены богатейшим разножанровым материалом, фиксируемом фольклористами, языковедами, этнографами и др. специалистами института с 50-х гг. XX в., в т. ч. на собственно карельских диалектах.

Специалисты

Зайков Пётр Мефодьевич
(Йоэнсуу, Финляндия)

Доктор наук.
1998–2009 — заведующий кафедры карельского и вепсского языков факультета Прибалтийско-финской филологии и культуры ПетрГУ. 
2009–2014 — профессор карельского языка на гуманитарном факультете Университета Восточной Финляндии.
2004–2012 — Председатель Диссертационного совета КМ 212.190.05. при Петрозаводском госуниверситете.
1990–1999 — Председатель Союза карельского народа.
Автор и редактор ряда учебников, пособий, словарей, грамматик по собственно карельскому наречию карельского языка. В настоящее время работает над карельско-русским словарем.

https://web.archive.org/web/20170702083440/https://petrsu.ru/persons/487/zajkov

Новак Ирина Петровна
(Петрозаводск, ИЯЛИ КарНЦ РАН)

Автор нескольких монографий, в том числе «Становление альтернационной системы согласных карельской диалектной речи» (2014), а также ряда работ по проблемам диалектологии и грамматики тверских говоров карельского языка. Одна из соавторов справочника «Карельский язык в грамматиках. Сравнительное исследование фонетической и морфологической систем» (2019). Редактор Открытого корпуса вепсского и карельского языков VepKar, языковой активист.

Каракин Евгений Валентинович
(Петрозаводск, ПетрГУ)

Преподаватель и автор учебных пособий по собственно карельскому наречию, автор статей по этнологии и бранной и обсценной лексике карельского языка, общественный деятель.

Карлова Ольга Леонидовна
(Хельсинки, Финляндия, Хельсинкский университет)

Исследователь карельской антропонимии нехристианского происхождения, автор работ по топонимии Карелии, преподаватель и автор учебных пособий по собственно карельскому наречию, языковой активист.

Кузьмин Денис Викторович
(Петрозаводск, ИЯЛИ КарНЦ РАН)

Автор ряда статей и разделов работ о собственно карельской топонимии, языковой активист.

Пеллинен Наталия Александровна
(Петрозаводск, ИЯЛИ КарНЦ РАН)

Автор работ по языку карельского фольклора и этнолингвистике, а также историко-этнографическим архивным изысканиям о Карелии на рубеже XIX–XX вв. Редактор Открытого корпуса вепсского и карельского языков VepKar, языковой активист.

Основные публикации

Грамматики и грамматические очерки

Зайков П. М. Грамматика карельского языка: фонетика и морфология. — Петрозаводск: Периодика, 1999. 
Зайков П. М. Грамматика карельского языка (Собственно-карельское наречие): Учебное пособие для 5–9 классов общеобразовательных учреждений Республики Карелия. — Петрозаводск: Периодика, 2002.
Новак И., Пенттонен М., Руусканен А., Сиилин Л. Карельский язык в грамматиках. Сравнительное исследование фонетической и морфологической систем. Петрозаводск, 2019.
Genetz A. Tutkimus Venäjän Karjalan kielestä. Suomalaisen Kirjallisuuden Seura, Helsinki, 1880.  
Zaikov P. Vienankarjalan kielioppi. Hakapaino Oy. Helsinki, 2013.

Избранные работы по отдельным аспектам грамматики

Зайков П. М. Глагол в карельском языке (грамматические категории лица-числа, времени и наклонения). — Петрозаводск: ПетрГУ, 2000.
Ковалёва С. В., Родионова А. П. Традиционное и новое в лексике и грамматике карельского языка (по данным социолингвистического исследования) / Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН. — Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2011.
Новак И. П. Становление альтернационной системы согласных карельской диалектной речи. — Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2014.
Федотова В. П. Очерк синтаксиса карельского языка. Петрозаводск: Карелия, 1990.

Словари

Карельско-русский словарь = Karjalais-venäläini sanakirja (северно-карельские диалекты) / сост.: Зайков П. М., Ругоева Л. И. — Петрозаводск: Периодика, 1999.
Русско-карельский словарь (севернокарельские диалекты) = Venäjä-viena šanakirja. / сост.: Зайков П. М. [и др.]. — Петрозаводск: Периодика, 2015.
Словарь собственно-карельских говоров Карелии = Karjalan varšinaismurtehien šanakirja / сост.: Федотова В. П., Бойко Т. П. — Петрозаводск, 2009.
Сопоставительно-ономасиологический словарь диалектов карельского, вепсского, саамского языков / Под общей редакцией Елисеева Ю. С. и Зайцевой Н. Г.. — Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2007.
Федотова В. П. Дескриптивные глаголы в карельском языке: Словарь. — Петрозаводск: Периодика, 2002.
Karjalan kielen sanakirja. I–VI. — Helsinki: Suomalais-Ugrilainen Seura. — 1968–2005.
Pohjanvalo P. Salmin murteen sanakirja. — Helsinki, 1968.

Публикации текстов

Karjalan kielen näytteitä. II. Aunuksen ja Raja-Karjalan murteita. Suomalaisen Kirjallisuuden Seuran toimituksia 193. — Helsinki, 1934.
Karjalan kielen näytteitä. III. Entisen Poventsan ja Kemin kihakuntien karjalaismurteita. Toimittanut Eino Leskinen.
Näytteitä karjalan kielestä. I. — Joensuu–Петрозаводск, 1994. Suomalaisen Kirjallisuuden Seuran toimituksia 193. — Helsinki. 1936.
Kujola J. Karjalan kielen opas: kielennäytteitä ja sanasto. — Helsinki: Suomalais-ugrilainen seura, 1922.
Virtaranta P. Vienan kansa muistelee. — Porvoo-Helsinki: Werner Södeström Osakeyhtiö, 1958.
Virtaranta P. Kultarengas korvaan. — Helsinki: Suomalaisen Kirjallisuuden Seura, 1971.
Virtaranta P. Vienalaisia kyliä kiertämässä. — Helsinki: Kirjayhtymä, 1978.

Работы по социолингвистике

Карелы: модели языковой мобилизации. Сборник материалов и документов. / cост.: Бирин В. Н., Клементьев Е. И., Кожанов А. А. — Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2005.
Karelia Written and Sung. Representations of Locality in Soviet and Russian Contexts. / ed. Suutari P. and Shikalov Y. Kikimora Publications Aleksanteri Series. 3. — Jyvaskyla, Finland, 2010. — 282 p.
Клементьев Е. И. Языковые процессы в Карелии на примере карелов, вепсов, финнов. — Петрозаводск: Карельский научный центр, 2013.
Ковалёва С. В., Родионова А. П. Традиционное и новое в лексике и грамматике карельского языка (по данным социолингвистического исследования): монография / Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН. — Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2011.

Работы по этнологии

Карельское национальное движение. Часть 1. От съезда к съезду. / Сост.: Клементьев Е. И. (рук.), Кожанов А. А. — Петрозаводск: Карельский научный центр, 2009.
Карельское национальное движение. Часть 2. Умеренное крыло. / Сост.: Клементьев Е. И. (рук.), Кожанов А. А. — Петрозаводск: Карельский научный центр, 2012.
Культура повседневности карельской семьи (конец XIX ─ первая треть ХХ в.). / Составитель и редактор Илюха О. П. — Петрозаводск: Карельский научный центр, 2014.
Народы Карелии: историко-этнографические очерки. / Отв. ред. Винокурова И. Ю. — Петрозаводск: Периодика, 2019.
Праздники и будни. Pyhät da arret: карельский народный календарь. / Огнева О., Конкка А.; Российская акад. наук, Карельский науч. центр, Ин-т языка, литературы и истории. — Изд. 2-е, испр. и доп. — Петрозаводск: Verso, 2013.
Праздничные традиции и новации народов Карелии и сопредельных территорий: исследования, источники, историография. / Научный редактор и составитель д.и.н. Винокурова И. Ю. — Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2010.
Проблемы духовной культуры народов Европейского Севера и Сибири. / Ред. Конкка А. П.
Сборник статей памяти Юго Юльевича Сурхаско. Гуманитарные исследования. Вып. 2. — Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2009.
Иванова Л. И. Карельская баня: обряды, верования, народная медицина и духи-хозяева. — М.: Русский фонд содействия образованию и науке, 2016.
Иванова Л. И., Миронова В. П. Kuldazet kukkizet da kaunehet kanazet / Магия поднятия лемби и свадьба в карельской народной культуре. Исследования и материалы. — Juminkeko, 2014.
Иванова Л. И., Миронова В. П. Досвадебная обрядность и свадебный ритуал карелов (конец XIX ─ первая половина ХХ в.): исследования и материалы. — Петрозаводск: Периодика, 2018.
Илюха О. П. Школа и детство в карельской деревне в конце XIX – начале ХХ в. — СПб.: «Дмитрий Буланин», 2007.
Клементьев Е. И. Карелы: историко-этнографический очерк / ред. Жаринова О. М.; авт. ст. «Карел. язык» Зайков П. М.]. — Петрозаводск: Периодика, 2008. ─ (Bibliotheca fenno-ugrica).
Клементьев Е. И., Кочкуркина С. И., Никольская Р. Ф. Материальная культура [карел] // Прибалтийско-финские народы России / отв. ред.: Клементьев Е. И., Шлыгина Н. В. — М., 2003. — [Разд. 2], гл. 6. — С. 229–259.
Конкка А. П. На плечах Большой Медведицы: Избранные статьи (Юбилейный сборник к 65-летию и 45-летию собирательской деятельности). — Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2015.
Конкка У. С. Поэзия печали. Карельские обрядовые плачи. — Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 1992.
Никольская Р. Ф. Карельская и финская кухня. — Петрозаводск: АУ РК «Издательский дом «Карелия», 2010.
Тароева Р. Ф. Материальная культура карел: (Карельская АССР): этнографический очерк. — М.; Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1965.
Paulaharju S. Syntymä, lapsuus ja kuolema. SKS. — Jyväskylä: Gummerus Kirjapaino Oy, 1995.

Ресурсы

Корпуса и коллекции текстов

Открытый корпус вепсского и карельского языков

Пополняющийся корпус представлен более чем 600 текстами на диалектах и литературной норме собственно карельского наречия. Производится грамматическая разметка текстов. Словари и справочники позволяют осуществлять различные виды поиска (по леммам, словоформам, понятиям, диалектам и пр.).

Другие электронные ресурсы

«Karjalan kielen sanakirja» («Словарь карельского языка»)

В словаре представлены карельские диалектные материалы.

Данные предоставлены

Пеллинен Наталией Александровной (кандидат филологических наук, младший научный сотрудник Сектора языкознания Института языка, литературы и истории КарНЦ РАН, г. Петрозаводск);
Нагурной Светланой Викторовной (кандидат филологических наук, учёный секретарь Института языка, литературы и истории КарНЦ РАН, г. Петрозаводск);
Новак Ириной Петровной (кандидат филологических наук, научный сотрудник Сектора языкознания Института языка, литературы и истории КарНЦ РАН, г. Петрозаводск) — основной раздел по структуре языка.

Источники:

Новак И., Пенттонен М., Руусканен А., Сиилин Л. Карельский язык в грамматиках. Сравнительное исследование фонетической и морфологической систем. Петрозаводск, 2020.
Тома официальной публикации итогов Всероссийской переписи населения 2010 года.
Ковалёва С. В., Родионова А. П. Традиционное и новое в лексике и грамматике карельского языка (по данным социолингвистического исследования) / Институт языка, литературы и истории КарНЦ РАН. — Петрозаводск: КарНЦ РАН, 2011.
Федотова В. П. Очерк синтаксиса карельского языка. — Петрозаводск, 1990.
Zaikov P. Vienankarjalan kielioppi. — Helsinki: Hakapaino Oy, 2013. — 284 s.
Полевые данные, личные наблюдения Пеллинен Н. А.

Фотографии

Текст на собственно карельском