Удэгейский язык

Краткая информация

Удэгейский язык распространен в Приморском и Хабаровском краях РФ.

Общая численность этнической группы составляет 1496 человек (перепись 2010 г.); из них владеют удэгейским языком 103 человека.

Диалекты удэгейского языка традиционно выделялись на географических основаниях: (1) кур-урмийский, (2) самаргинский, (3) анюйский, (4) хунгарийский, (5) хорский, (6) бикинский, (7) иманский, (8) приморский диалекты. Диалектные различия касаются в первую очередь фонетики и лексики, в меньшей степени морфологии и синтаксиса.

Автоэтноним – «удэ», «удиэ». До 1920-х гг. единого самоназвания у удэгейцев не было, его заменяли родовые названия. В этот период удэгейцев (вместе с орочами) называли «орочоны». Этноним «орочоны», или «рачоны», до сих пор используется в Красноармейском районе как пейоративный термин. Этноним удэhе введен С. Н. Браиловским (первоначально это самоназвание одной из групп удэгейцев). Браиловский ввел также термин «тазы» как синонимичный удэhе. Этноним «тазы» (< кит. 鞑子 t’a cze ‘житель Приморья’), первоначально применявшийся ко всем удэгейцам, в настоящее время обозначает этническую группу южных нанайцев и удэгейцев, перешедших на китайский (а позднее на русский) язык.

В научной литературе удэгейский язык также известен как удэйский (Е. Р. Шнейдер) или удыхейский (И. В. Кормушин). В переписи 2010 г. удэгейцы были названы самими респондентами следующим образом: удэ, удэгейцы, удэхе; удэхейцы.

Экзоэтнонимы: кекар/кьякала/кьякар (орочи), кьякара (маньчжуры).

Традиционно удэгейцы были охотниками, рыболовами и собирателями, которые вели полукочевой образ жизни, передвигаясь по таежным рекам на лодках внутри определенной территории. Товарное значение имел сбор женьшеня, добывание пантов и мускусных желез кабарги, пушнины.  

Удэгейцы не были крещены. Их религия — вера в одушевленность всего сущего, анимизм. Широко используются шаманистские практики: для лечения больных, проводов умерших в загробный мир, установления связи с высшими силами и т. п. Используются духи-помощники, которые помещаются в различные предметы. Важное значение имеет культ «хозяина огня».

Генеалогия

Удэгейский язык относится к тунгусо-маньчжурской языковой семье. Традиционно его относили к южной подгруппе тунгусских языков (вместе с орочским, а также нанайским, ульчским и орокским) [Nikolaeva, Tolskaya]. Неоднократно указывалось, однако, на определенные черты, сближающие удэгейский (и орочский) с языками северной подгруппы, в первую очередь, с негидальским. По мнению И. В. Кормушина, удэгейский язык следует относить к северной подгруппе тунгусских языков, испытавший значительное адстратное, а возможно, и субстратное (связанное с вливанием в удэгейский этнос отдельных родов иной языковой принадлежности) влияние со стороны языков южной подгруппы, особенно нанайского и ульчского [Кормушин].

Диалекты удэгейского языка традиционно выделялись на географических основаниях: (1) кур-урмийский, (2) самаргинский, (3) анюйский, (4) хунгарийский, (5) хорский, (6) бикинский, (7) иманский, (8) приморский диалекты. Диалектные различия касаются в первую очередь фонетики и лексики, в меньшей степени морфологии и синтаксиса.

Определенное сходство обнаруживают, с одной стороны, иманский и бикинский, с другой — хорский и анюйский диалекты. Имеет смысл выделять северную (анюйский и хорский) и южную (бикинский и иманский) группы диалектов. Самаргинский диалект демонстрирует черты, свойственные как северной, так и южной группе. Кур-урмийский диалект подвергся значительному влиянию со стороны эвенкийского языка.

Распространение

Большинство удэгейцев проживает в Хабаровском (район им. Лазо, Нанайский р-н) и Приморском (Тернейский, Пожарский, Красноармейский р-ны) краях, а также в Еврейской АО РФ.

Кур-урмийские удэгейцы живут в пос. Кукан, где составляют незначительный процент населения; кур-урмийский диалект практически утрачен. Хунгарийские удэгейцы были сселены в пос. Снежный (прежнее название — Кун); данный диалект полностью утрачен. Анюйские удэгейцы в 1972 г. в порядке укрупнения были переселены в поселок Уни (ранее Рассвет), расположенный рядом с пос. Арсеньево; в настоящее время здесь проживает также значительное количество удэгейцев из других территориальных групп, главным образом приехавших из Гвасюгов (хорские удэгейцы). Иманские удэгейцы, вынужденные покинуть «неперспективное» село Санчихеза (Островной), расселились по разным поселкам Красноармейского р-на, значительная часть переселилась в Красный Яр. Сейчас наибольшее число иманских удэгейцев живет на территории Дальнекутского сельского поселения и в пос. Рощино, где они составляют незначительную часть населения.

Самаргинские удэгейцы живут в пос. Агзу, где составляют около 80% населения. Хорские удэгейцы живут в пос. Гвасюги (65% населения поселка). Бикинские удэгейцы живут в пос. Красный Яр и Олон (55% населения поселков), а также в других населенных пунктах Пожарского р-на (пос. Лучегорск, Светлогорье, Верхний перевал).

Значительная часть удэгейцев проживает в сельской местности. По данным 2002 г. три четверти удэгейцев были сельскими жителями (ок. 75%). Данные 2010 г. дают несколько дифференцированную картину по удэгейцам Приморского и Хабаровского краев. В Приморье в городах проживает одна пятая (ок. 20% удэгейцев), в Хабаровском крае — четверть данной этнической группы (25%). Несколько большая урбанизация удэгейцев Хабаровского края соотносится с меньшей сохранностью этнического языка, что представляется закономерным.

Подробнее

Языковые контакты и многоязычие

Все удэгейцы владеют русским языком. Представленные в переписи 2002 г. 4 человека, не знающие русского языка, по-видимому, относились к людям самого старшего поколения. 
В переписи 1989 г. было зарегистрировано 114 удэгейцев, владеющих иным языком, помимо русского и этнического языка; в местах компактного проживания таковых оказалось лишь 26 (4 в Приморском крае и 22 в Хабаровском крае). При этом в тот период, когда проводилась перепись, среди бикинских удэгейцев не менее 20–30 человек (возможно, и больше) хорошо владели китайским языком, чего в переписи не указали из соображений собственной безопасности. В 2004 г. в пос. Красный Яр и Олон нашлось около 15 человек, способных говорить по-китайски, некоторые говорили по-китайски лучше, чем по-удэгейски, хотя официально были записаны удэгейцами. Эта ситуация не нашла отражения в прежних переписях.

Перепись 2010 г. демонстрирует более реалистичную картину — 30 удэгейцев, проживающих в Приморском крае, указали владение иным языком (помимо русского и удэгейского). Из них большая часть владела китайским языком, однако некоторые представители старшего поколения владели также нанайским языком (бикинский диалект нанайского).

Знание иного языка, кроме русского и удэгейского, указали 17 удэгейцев-жителей Хабаровского края. Здесь речь идет о нанайском (амурские диалекты) или ульчском языках.

Функционирование языка

Не имеет статуса.

Удэгейская письменность была создана в начале 1930-х гг. Е. Р. Шнейдером на основе латинского алфавита. В основу был положен унифицированный алфавит, разработанный для языков народов СССР, не имевших письменной традиции. Одним из принципов «нового алфавита» был отказ от использования диакритики, поэтому для гласных сложной природы (аспирированных и глоттализованных) Шнейдер использовал сочетания букв, хотя долготу гласного он обозначал макроном. Алфавит Шнейдера был использован при издании удэгейского букваря «Minti oņofi», нескольких учебников и книг для чтения в начальной школе, а также при издании «Краткого удэйско-русского словаря». В 1936–1937 гг. письменности всех народов СССР стали переводить на кириллицу, и был разработан новый вариант алфавита Шнейдера на основе кириллицы. Эта письменность была использована при издании учебника «Арифметика». В 1937 г. Шнейдер был репрессирован, и его алфавит более не использовался; удэгейский язык стал бесписьменным. Основой письменного языка в 1930-е гг. был хорский диалект.

Новый алфавит для хорского диалекта был разработан М. Д. Симоновым совместно с В. Т. Кялундзюгой в 1980-е гг. и был утвержден Хабаровским крайисполкомом в 1989 г. Основное отличие этого алфавита от других типов письма для удэгейского языка состоит в том, что аспирированные гласные обозначаются диакритическим знаком, введена особая буква для фонемы [γ] (см. таблицу). Алфавит Симонова-Кялундзюги использовался при издании сборника удэгейского фольклора [Фольклор 1998], удэгейского букваря [Кялундзюга 1999], в трехтомном «Словаре удэгейского языка» [Симонов, Кялундзюга 1998], в вышедшем в 2008 г. в Хабаровске CD «Удиэ кэйэни» и в опубликованном в 2018 г. учебнике удэгейского языка для 2 класса [Кялундзюга, Кимонко, Перехвальская, Скороспелкина]. В последнем издании аспирированные гласные не обозначены.

Одновременно группой лингвистов под руководством Е. В. Перехвальской был разработан алфавит для бикинского диалекта. В бикинском диалекте аспирированные гласные отсутствуют, а [γ] не является отдельной фонемой, поэтому соответствующие буквы не представлены. Предлагалось обозначать долготу знаком акута. В данном алфавите вводилась буква W для обозначения губно-губного согласного [w], а также буква Ə для обозначения гласного среднего подъема [ə]. Этот алфавит был использован при подготовке учебных пособий по удэгейскому языку для начальной школы и детского сада.

В настоящее время на удэгейском языке пишет А. А. Канчуга, который опубликовал несколько книг автобиографического и исторического содержания [Канчуга 2003, 2004, 2005, 2006, 2007]. Он пользуется собственным вариантом удэгейской письменности на основе кириллицы, где все звуки удэгейского языка передаются буквами русского алфавита с добавлением единственной буквы Ң, обозначающей заднеязычный сонант [ŋ]. Фонемы [ɲ], [ʒ] и [j] передаются непоследовательно; йотированные буквы Я, Е, Ю, Ё в начале слова или после гласной обозначают сочетания [ja], [je], [ju], [jo], [jə], указывают на палатализованный характер [ɲ]; обозначают особые гласные фонемы удэгейского языка [æ], [iə], [ɵ], [у], используются для передачи фонемы [ʒ] в сочетании с буквой Д (см. таблицу). Удвоение буквы обозначают как долгие, так и глоттализованные гласные.

При всех различиях в указанных системах письма, основанных на кириллице, тексты оказываются достаточно легко читаемыми (см. примеры текстов). Однако это свидетельствует о том, что фактически орфографическая норма не сложилась.

При публикации фольклорных текстов различными исследователями использовались и другие варианты записи удэгейских слов (И. А. Николаева, Е. В. Перехвальская, М. В. Тольская; И. В. Кормушин; S. Kazama).


Таблица. Удэгейские алфавиты, применявшиеся для практического письма
Гласные

Фонема

Шнейдер

Симонов-Кялундзюга

Перехвальская

Канчуга

a

a

а

а

а

o

o

о

о

о

u

u

у

у

у

əə

ə

э

ə (э)

э

i

i

и

и

и

e

e

иэ

е (иэ)

е, иэ

æ

æ

иа

я

я

ɵ

ɵ

ио

ё

ё

y(i)

y(i)

ио(и)

ю(й)

ю(й)

aa

а̅, а́

а́

аа

oo

о̅

о́

оо

uu

у̅

у́

уу

əə

ə̄

э̅

ə́

ээ

ii

и̅

и́

ии

ee

иэ

иə́ (иэ́)

е

ææ

иа

я́

иа

ɵɵ

ȫ

ё́

ё

уу

yi

ǖ

ю́

ю

‘ā

‘a

‘а

‘а

a, аа

‘ō

‘o

‘о

‘о

o, оо

‘ə̄

‘ə

‘э

‘ə (‘э)

э, ээ

āh

aha

а̂

-

-

ōh

oho

о̂

-

-

ūh

uhu

у̂

-

-

ə̄h

əhə

э̂

-

-

īh

ihi

и̂

-

-

ai

ai, aj

аи

ай (аи)

аи, ай

Согласные

Фонема

Шнейдер

Симонов-Кялундзюга

Перехвальская

Канчуга

p

p

п

п

п

b

в

б

б

б

t

t

т

т

т

d

d

д

д

д

c

c

ч

ч

ч

č

с

ц

ц

ц

ʒ

ʒ

ʒ

ʒ

з; д+и,я,е,ю,ё

k

k

к

к

к

g

g

г

г

г

γ

g

ғ

-

-

f

f

ф

ф

ф

s

s

с

с

с

x

x

х

х

х

m

m

м

м

м

n

n

н

н

н

ɲ

ņ

њ

њ

н+и,я,е,ю,ё

ŋ

ŋ

ң

ң

ң

w

w

в

w

в, у

j

j

й

й

й; я,е,ю,ё

l

l

л

л

л

r

r

р

р

р

z

в заимствованиях

z

з

з

з

Образцы текстов (приводится начало сказки «Сэлэмэгэ», изданной Е. Р. Шнейдером).
Алфавит Е. Р. Шнейдера:
Omo jəgdig’ə bagdehæni, mam’asaxi-da. Mam’asani gə̄nʒi bisini. Tu bisiti.
Bimi-də mam’asatigī digaŋkini:
— Bi Sələməgə guniəiwəti isənəʒəmi, — guŋkini.

Алфавит М. Д. Симонова и В. Т. Кялундзюга:
Омо йэгдэғ’э багдиэ̂ни, мам’асахи-да. Мам’асани гэ̅нʒи бисини. Ту бисити. Бими-дэ мамас’атиғи̅ диғаңкини:
— Би Сэлэмэгэ гунэивэти исэнэʒэми, — гуңкини.

Алфавит Е. В. Перехвальской:
Омо йəгдəг’ə багдиəни, мам’асахи-да. Мам’асани гə́нʒи бисини. Ту бисити. Бими-дə мамас’атигий диаңкини:
— Би Сəлəмəгə гунəйwəти исəнəʒəми, — гуңкини.

Алфавит А. А. Канчуга
Омо егдигэ багдиэни, мамасахида. Мамасани гээнди бисини. Ту бисити. Бимидэ мамасатиги диаңкини:
— Би Сэлэмэгэ гунэивэти исэнэзэми, — гуңкини.

 

Складываются два литературных языка: один — основанный на хорском диалекте, принятый удэгейцами Хабаровского края, другой — на основе бикинского диалекта, принятый удэгейцами Приморского края.

Литературный язык на основе хорского диалекта имеет достаточно длительную историю. Первая книга вышла в 1932 г. После перерыва в пятьдесят лет появились публикации, подготовленные М. Д. Симоновым и В. Т. Кялундзюгой. Основные современные публикации на этом диалекте — учебники и учебные пособия.

Первые публикации на бикинском диалекте относятся к 1991 г. (учебные пособия, книга для чтения, подготовленные группой под руководством Е. В. Перехвальской); в 2003 г. вышла первая автобиографическая книга А. А. Канчуга. Письменные тексты последних десяти лет принадлежат перу того же автора.

Для обеих разновидностей литературного удэгейского языка характерны следующие функциональные стили, существовавшие в устном удэгейском языке: обиходно-разговорный, фольклорно-поэтический (язык сказок) и песенный. Ранее существовал особый язык шаманских обрядов, однако он практически утрачен и в письменных памятниках не зафиксирован.

Диалекты удэгейского языка взаимопонятны, поэтому носители разных диалектов могут общаться, разговаривая каждый на своем диалекте.

Динамика развития языковой ситуации

Динамика численности удэгейцев в послевоенный период:

Падение численности удэгейцев за последние годы объясняется не только повышением смертности среди удэгейцев в результате ухудшения уровня их жизни, но и процессами ассимиляции. 
В настоящее время удэгейцы составляют незначительный процент населения не только РФ в целом, но и тех субъектов федерации, где расположены места их традиционного проживания (Приморский и Хабаровский края). 

Данные переписей отражают неуклонное угасание языка: по переписи 1989 г. удэгейским языком, по словам респондентов, владели 462 человека, в 2002 г. владение удэгейским языком признали 227 человек.
Цифры, представленные переписями, являются завышенными. В 2002 г. удэгейским языком в Приморском крае владели 59, а в Хабаровском — 96 человек. Таким образом, 72 человека (31%) из «владеющих удэгейским языком», жили вне традиционной удэгейской территории: в Москве — 6 человек, в Санкт-Петербурге — 12, в Приволжском федеральном округе — 17 человек и т. д. Эти люди, как правило, не владеют своим этническим языком, но называют этнический язык «родным», не до конца понимая смысл последнего термина.
В переписи 2010 г. знание удэгейского языка отметили 103 человека (55 в Приморском крае, 16 в Хабаровском крае и 32 человека за пределами этнической территории), а родным языком удэгейский указали 174 человека по всей РФ. Эти цифры наглядно показывают непонимание респондентами значения термина «родной язык». 

Передача языка детям в семье, со слов наших информантов, прервалась в 1960-е гг., когда распространение получила система школ-интернатов, в которых дети жили в отрыве от родителей.

Важнейшей функцией удэгейского языка является его функционирование как этнического маркера. Владение языком, пусть минимальное, стало престижным. Это дает возможность надеяться на сохранение языка в редуцированном виде, однако не оставляет надежды на его сохранение как полноценного средства коммуникации.

Структура языка

Фонетика

Своеобразие удэгейского внутри тунгусо-маньчжурской группы во многом связано в том числе с наличием нескольких серий гласных. Гармония гласных характерна для всех диалектов.

Подробнее

Морфология

Морфологически удэгейский — агглютинативный язык, однако агглютинация сочетается с элементами фузии в парадигмах глаголов.

Подробнее

Синтаксис

Базовый порядок слов — SOV, ветвление — левое, кодирование актантов — аккузативное.

Подробнее

Лексика

Подробнее

Исследование языка

Первые несколько удэгейских слов были записаны натуралистом Р. К. Мааком (1861). Позднее слова и отдельные фразы записывались рядом исследователей (И. П. Надаров, В. П. Маргаритов, А. Протодьяконов, С. Г. Леонтович, С. Р. Браиловский, В. К. Арсеньев), которые не были лингвистами, и их транскрипция удэгейских слов была приблизительной. Несмотря на недостатки, эти материалы имеют большое значение для изучения истории удэгейского языка. Первым научным трудом по удэгейскому языку был словарь, составленный П. П. Шмидтом (1928), содержщий ок. тысячи слов. Систему записи удэгейских слов позже использовал Е. Р. Шнейдер.

Шнейдер начал серьезное изучение удэгейского языка: он описал фонематическую систему, сделал точное описание морфологии и, в меньшей степени, синтаксиса языка, собрал основной лексический материал. Шнейдер изучал удэгейскую фонетику с помощью новых для того времени акустических инструментов в фонетической лаборатории ЛГУ под руководством Л. Р. Зиндера. Шнейдер также подготовил издание текстов «Материалы по языку анюйских удэ», которые должны были быть опубликованы в 1937 г. Поскольку автор стал жертвой сталинских репрессий, книга не была издана, но были отпечатаны два препринта, сохранившиеся в РГБ в Москве. Е. Н. Баскакова, аспирантка Шнейдера, собрала 71 текст на самаргинском диалекте осенью 1936 г. По возвращении в Ленинград она была арестована прямо на вокзале и отправлена в ГУЛАГ. Ее материалы хранятся в архиве Музея антропологии Кунсткамера (Санкт-Петербург).

После этих арестов изучение удэгейского языка надолго прекратилось. Оно возобновилось в 1974–1984 гг., когда И. В. Кормушин проводил полевые исследования в удэгейских поселках. Основным результатом его работы стала книга «Удыихейский язык» (1998). В Новосибирске изучение удэгейского языка проводили М. Д. Симонов и Г. Л. Радченко. Они сосредоточились на фонетике удихе, которую изучали с помощью экспериментальных методов. В 1998 г. под редакцией М. Д. Симонова и М. М. Хасановой был опубликован сборник удэгейского фольклора. Тексты были собраны, переведены и прокомментированы Симоновым и его ассистенткой по удэгейскому языку В. Т. Кялундзюгой. В соавторстве с Кялундзюгой Симонов издал трехтомный удэгейско-русский словарь (2000).

Начиная с 1982 г. удэгейским языком занималась А. Х. Гирфанова, составившая ряд учебных материалов; в 1990 г. она опубликовала очерк удэгейской грамматики. Значительным вкладом Гирфановой стала публикация удэгейских материалов В. К. Арсеньева, ранее практически недоступных. Гирфанова составила новый удэгейский словарь, в который вошли не только собранные автором лексические данные, но и большая часть ранее опубликованных материалов (словари Шнейдера, Симонова и Кялундзюги, Кормушина, данные Сравнительного тунгусо-маньчжурского словаря).

В 1989–1993 гг. работал проект «Удэгейская школа», поддержанный Фондом Сороса (руководитель Е. В. Перехвальская). Целью проекта была организация обучения удэгейскому языку в школе и создание учебников и материалов для учителей. Помимо руководителя проекта, в тем принимали участие В. И. Беликов, И. А. Николаева и М. В. Тольская. В ходе исполнения проекта были проведены исследования фонетики и грамматики удэгейского языка, изучалась его социолингвистическая ситуация. К настоящему времени участниками проекта издано несколько десятков статьей, опубликованы два сборника текстов (2001, 2003), написана фундаментальная грамматика удэгейского языка (Nikolaeva & Tolskaya 2001), защищена диссертация (M. Tolskaya). 

Значительное количество удэгейских текстов были опубликовано в Японии Синдзиро Казамой (Kazama 2004, 2006, 2007).

Специалисты

Елена Всеволодовна Перехвальская

С 1982 по 2018 гг. провела более 20 экспедиций в места проживания удэгейцев; руководство проектом «Удэгейская школа», автор 9 учебных пособий по удэгейскому языку (еще 4 пособия в стадии подготовки); автор этнографического очерка «Удэгейцы» и ок. 20 статей по различным аспектам удэгейской грамматики.

https://iling.spb.ru/people/perekhvalskaya.html

Мария Валентиновна Тольская

С 1989 по 2012 гг. участвовала в 5 экспедициях в места проживания удэгейцев; соавтор фундаментальной грамматики удэгейского языка, двух изданий текстов, учебного пособия, автор исследования удэгейских идеофонов.

Ирина Алексеевна Николаева

С 1989 по 1995 гг. участвовала в 3 экспедициях в места проживания удэгейцев; соавтор фундаментальной грамматики удэгейского языка, двух изданий текстов, автор исследования по фонологии удэгейского языка.

Научные центры

Институт лингвистических исследований РАН

Разработка фундаментальных проблем теории языкознания, сравнительно-исторические, ареальные, лингвогеографические и социолингвистические исследования на материале русского языка, индоевропейских, алтайских, палеоазиатских и самодийских языков; собирание, публикация и изучение материалов по младописьменным и бесписьменным языкам народов Крайнего Севера, Сибири, Дальнего Востока.

 

Основные публикации

Работы по этнологии

Перехвальская Е. В. Удэгейцы. Этнографический очерк. СПб.: Просвещение, 1994.

Ресурсы

Корпуса и коллекции текстов

Имеются коллекции текстов в форматах Toolbox, Elan.

Данные предоставлены

Еленой Всеволодовной Перехвальской, ИЛИ РАН

Источники:

Этнологические описания

История и культура удэгейцев. Л.: Наука, 1989.
Ларькин В. Г. Историко-этнографический очерк с середины XIX века до наших дней. Вл., 1958.
Перехвальская Е. В. Удэгейцы. Этнографический очерк. СПб., 1993.
Перехвальская Е. В. Удэгейский язык // Язык и общество. Энциклопедия. Отв. ред. В. Ю. Михальченко. М.: Азбуковник, 2016. С. 514–521.
Подмаскин В. В. Духовская культура удэгейцев. Владивосток, 1991.
Старцев А. Ф. История удэгейцев (вторая половина XIX – 70-е годы XX века). Владивосток, 1984.

Словари

Гирфанова А. Х. Словарь удэгейского языка. СПб.: Наука, 2001. 
Кялундзюга В. Т., Симонов М. Д. Словарь удэгейского языка: удэгейско-русский-удэгейский (препринт). Т. 1–3. Стеншев. 1998–1999.
Шнейдер Е. Р. Краткий удэйско-русский словарь, С приложением грамматического очерка. М.-Л., 1936.

Грамматики

Nikolaeva I., Tolskaya M. A Grammar of Udihe. Mouton de Gruyter, Berlin-New York, 2001.

Учебные пособия

Гирфанова А. Х. Удэгейский язык в таблицах. СПб.: Дрофа, 2002.
Гирфанова А. Х. Удэгейско-русский и русско-удэгейский словарь. СПб.: Изд-во «Дрофа», 2002. 174 с.
Гирфанова А. Х. Удэгейско-русский и русско-удэгейский учебный словарь. СПб.: Дрофа. 2002.
Кялундзюга В. Т. Электронный фонетическое справочное пособие «Удиэ кэйэни» по изучению удэгейского языка (выпущен совместно с коллективом ученых факультета народов Севера ДГГУ).
Кялундзюга В. Т., Бертулгуева Д.М. Удэ Азбука. Удэгейская азбука. Хабаровск.
Кялундзюга В. Т., Бертулгуева Д. М. Удэ Кэйэни. Учебное пособие для 1 и 2 класса с рабочими тетрадями. Хабаровск. 
Перехвальская Е. В. Удэгейский язык. Начальный курс. Книга для учителя. М., 1991. http://in-yaz-book.narod.ru/udeg.html
Перехвальская Е. В., Кялундзюга В. Т., Кимонко Н. Е., Скороспелкина Г. С. Удиэ кэйэни. Удэгейский язык. Учебное пособие для учащихся общеобразовательных школ. 2 класс / Под ред. А. М. Певнова. Хабаровск: Частная коллекция, 2018.
Шнейдер Е. Р. Minti onofi. Наша грамота. Книга по обучению грамоте на языке удэ. Учпедгиз. Л., 1932.
Шнейдер Е. Р. Taŋiuji kniga. Книга для чтения, учебник для второго класса средней школы. Ч. 2. Учпедгиз. Л., 1934.

Фотографии

Текст о происхождении удэгейцев

Приложение к тексту о происхождении удэгейцев с переводом и аннотацией

Текст "Чуваси"